Размышления с обвинительным уклоном (jim_garrison) wrote,
Размышления с обвинительным уклоном
jim_garrison

Еще раз о "проблеме бомжа Василия с Курского вокзала"

Широко распространяются представления о том, что все критически важное в жизни общества (государств, людей, планеты etc) определяется борьбой тайных/анонимных группировок, элит.

В чем заключается явная и бьющая в глаза порочность, в смысле - полная неприменимость, такого подхода?

С одной стороны декларируется принципиальная важность позиции "анонимных группировок". Критически важное определяется в их борьбе друг с другом. С другой стороны группировки-то анонимные, о них ничего толком не известно. Это даже не "борьба бульдогов под ковром", это борьба кого-то с кем-то где-то и за что-то.

Приняв такой подход, мы оказываемся в ситуации, когда есть два варианта действий исследователя.

По первому нужно выявить и описать все эти группировки, изучить структуру, ресурсы, возможности etc и после этого уже рассуждать о чем-либо, к примеру, начать описывать ситуацию в терминах теории игр.

Вот тут и возникает "проблема влияния на процессы бомжа Василия с Курского вокзала". В самом деле, откуда гарантии, что исследователь учел все "анонимные группы", то есть все факторы? Гипотетический бомж может оказаться, к примеру, шейхом нищенствующего духовного ордена с гигантским влиянием или правильным вором в законе с тоже приличным влиянием.

И это проблема даже для квалифицированного исследователя, обладающего ресурсами для полноценного исследования «анонимных группировок». Представьте, какие это должны быть ресурсы для их исследования в США. Такой исследователь должен иметь возможность общаться с самыми влиятельными людьми в США и это абсолютный минимум, "барьер входа", необходимое, но недостаточное условие, ибо нет никаких гарантий того, что они будут общаться хоть сколько-то откровенно. Еще нужен доступ к ведомственным архивам, уголовным делам, реестрам собственности, данным в офшорах и, очень хорошо бы, возможность принудительного интервьирования нужных людей. Помимо всего прочего во время всех этих исследований еще надо бы выжить.

Само условие подхода о принципиальной анонимности группировок закрывает возможность ориентироваться в основе своей на СМИ и научных работах. Поэтому академический (и тем более интернетный) исследователь в рамках такого подхода либо становится ни разу не академическим и переходит на работу туда, где такие возможности есть, либо прекращает исследования - нет шансов. В самом деле, ошибка даже в одной "анонимной группе" (не вычисление, преуменьшение или преувеличение влияния, ошибка в определении ее позиции) может кончиться и исследовательской неудачей, и личными сложностями.

Мы же видим, что так никто из декларирующих такой подход так не поступает, наступает время давно описанного конспирологического парадокса: декларируя мощь и закрытость "анонимных группировок", они тут же, аки фокусники, достают из шляпы эти группировки с фиксацией их позиций, возможностей, противоречий и пр.

Что любопытно, архаичное сознание оперирует парами. Как говаривал магистр Йода, "и всегда двое их — ни больше и ни меньше..."* Это могут быть Ротшильды и Рокфеллеры; "изоляционисты" и "глобалисты" или, тоже смешной пример, сурковцы и глазьевцы**.

Понятно, что в любой публичной и хоть сколько-то интеллектуальной полемике условная Катя Шульман с ее культом открытости и прозрачности походя бьет конспирологов немытых.

Однако "анонимные группировки" (элиты, элитные группы, лоббистские группы, группы давления etc) и существуют, и влияние имеют. Вот только подходить к снаряду можно только сняв, для начала, "проблему бомжа Василия с Курского вокзала".

* Отсюда и ролик с музыкальной темой из SW.
** На этом свойстве сознания, кстати, эффективно играет хорошая пропаганда, произвольно вводя деление на "ястребов" и "голубей", на "умеренную оппозицию" и террористов.
Tags: Хазин, методология, социальные науки, элита
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments