Размышления с обвинительным уклоном (jim_garrison) wrote,
Размышления с обвинительным уклоном
jim_garrison

Categories:

О послевоенной немецкой стратегии

"Возьмем в качестве примера введение евро. Когда Европейский союз ввел свою единую валюту в 2001 году, евро широко трактовался как наиболее яркое новшество на мировых валютных рынках после Бреттон-Вудской конференции 1944 года. Не важно, в самом деле, означало ли введение евро «зарю новой эры для Европы», знаменовало ли наступление периода, когда европейские страны «сомкнутся в единое, более эффективное и продуктивное целое»; все эти выгоды были второстепенными для «изобретателей» евро. Более предметная точка зрения начала формироваться в 1970-х годах в Германии – в частности, ее озвучил канцлер ФРГ Гельмут Шмидт в выступлении перед правлением немецкого Бундесбанка в 1978 году, накануне заседания Европейского совета, где одобрили саму идею европейской валютной системы. Из стенограммы, которая заслуживает длинной цитаты, следует, что Шмидт призывал немецких банкиров поддержать европейский финансовый (и валютный) союз, причем ясно дал понять, что это, прежде всего, вопрос геополитики:

Что касается немецкой политики, скажу так: это кажется очевидным, но не утрачивает насущности – без эффективного функционирования общего рынка, без экономически и политически влиятельного европейского сообщества немецкую внешнюю политику невозможно проводить успешно. Немецкая внешняя политика зиждется на двух великих принципах: это европейское сообщество и Североатлантический альянс… Игра, в которую мы играли в последние десять лет с Советским Союзом и странами Восточной Европы, ставкой в которой был Берлин, в которой мы стремились закрепить положение этого судьбоносного города, никогда бы не началась без этих двух опор нашей политики…
Скрупулезно исполняя свои обязанности, мы стали еще сильнее по сравнению с нашими западными союзниками. Еще мы приобрели солидный политический вес в их глазах. Потому тем более важно для нас облечься в общеевропейскую мантию. Нам нужна эта мантия не только для того, чтобы скрыть наготу нашей внешней политики в отношении Берлина или Аушвица, но и чтобы спрятать неуклонное нарастание относительных преимуществ в экономике, политике и военной силе ФРГ в рамках Запада. Чем чаще данные преимущества попадают в поле зрения, тем сложнее становится обеспечивать пространство для маневров. И потому крайне желательно и впредь опираться на те два столпа, которые одновременно служат нам накидкой, скрывающей наши истинные возможности…
С другой стороны, я сказал, что европейская валютная система подразумевает риски. Повторю: она также сулит важные перспективы, особенно если ее внедрение увенчается успехом, перспективы того, что европейское сообщество не распадется. Это действительно ключевая предпосылка немецкой внешней политики и ее своеобразия. Она предлагает вдобавок экономические шансы, которые я не поместил в приоритеты своего выступления, но которые я не собираюсь отрицать…
Здесь есть пределы даже для нас, дамы и господа. Мы не можем бесконечно действовать на благо доллара, который пинают, точно футбольный мяч, правительство США, их казначейство и Федеральная резервная система. Мы не можем так поступать. Но если мы когда-нибудь решим, что с нас довольно, нам нужны союзники в Европе. Ведь подобное не так-то просто сделать в отношении военного лидера Североатлантического альянса. Да, нам понадобятся товарищи, которые встанут с нами плечом к плечу и скажут: верно, немцы правы, не в наших французских, допустим, интересах, что европейскими валютами постоянно жертвуют ради доллара, которым пренебрегают в его собственной стране… Для меня лично вся ситуация была понятна с самого начала и остается составной частью внешней политики".

---
---
Это в своей книге приводят Блэквилл и Харрис.

Вообще в российском внешнеполитическом и стратегическом сообществе принято утверждать, что Германия не суверенна, зависима от США, не играет в свою игру и т.д. При этом, если брать с конца второй мировой войны именно Германия, то есть ФРГ, неуклонно и постоянно наращивает свое могущество. Это чуть не единственный пример в мире. Очень маловероятно, что это можно было провернуть без эффективной стратегии. А одним из составляющих ее эффективности было отсутствие эффектности.
Есть подозрения, что за стратегическую слабость Германии отечественные стратеги ошибочно принимали несерьезное/притворное отношение немцев к стратегическому взаимодействию на заведомо второстепенном для них направлении - русском.
А немцы всего лишь постоянно взвешивали все на весах. Одни видят несвободу, а вторые свободу как осознанную необходимость.

Tags: геоэкономика, стратегия, трансформация Германии
Subscribe

  • К годовщине Приказа НКВД СССР от 30 июля 1937 года

    Юрий Пашолок. Кочующая гаубица по-советски. "... вариант с 76-мм пушкой стал обозначаться как СУ-5-1, вариант со 122-мм гаубицей стал СУ-5-2, а…

  • (no subject)

    К посту. В принципе, читать Бивора не особо осмысленное занятие, но если уж, то за некоторые моменты глаз цепляется. Он пишет, что 1944 году…

  • (no subject)

    "Расхожее недоразумение: "В рассуждениях о науке нет места авторитетам". "Так сказать можно, но важно это правильно понимать". Рациональный смысл тут…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments

  • К годовщине Приказа НКВД СССР от 30 июля 1937 года

    Юрий Пашолок. Кочующая гаубица по-советски. "... вариант с 76-мм пушкой стал обозначаться как СУ-5-1, вариант со 122-мм гаубицей стал СУ-5-2, а…

  • (no subject)

    К посту. В принципе, читать Бивора не особо осмысленное занятие, но если уж, то за некоторые моменты глаз цепляется. Он пишет, что 1944 году…

  • (no subject)

    "Расхожее недоразумение: "В рассуждениях о науке нет места авторитетам". "Так сказать можно, но важно это правильно понимать". Рациональный смысл тут…