Размышления с обвинительным уклоном (jim_garrison) wrote,
Размышления с обвинительным уклоном
jim_garrison

Categories:

Стратегия напряженности с научной точки зрения

Милая П.!

Я думаю, что было бы правильно публично обсудить поднятые Вами проблемы.

Если Вы исследуете итальянское неофашистское движение и стратегию напряженности в определенный исторический период, то тема предстает совершенно необъемной. Но это, собственно, только одна из сложностей, решаемая коррекцией темы, сведением ее до, скажем, участия неофашистов в стратегии напряженности.

Тут, однако, встает ряд проблем.

Во-первых, давайте договоримся о понятиях. Ну, предположим, что с пониманием итальянского неофашизма проблем нет, хотя, если честно, не уверен, пока материалы Вы не прислали. Тогда ключевая проблема тут именно в понимании "стратегии напряженности".
Что это вообще такое, как это понимается, как Вы это понимаете?
Как Вы разграничиваете понятия терроризма и террора, терроризма и стратегии напряженности, какова роль этих технологий в политике?
Вот Вы пишите, что Вам, к сожалению, недоступны неофашистские газеты, а доступны коммунистические. Да, недоступность неофашистских газет печальна. Но, коль Вы исследуете стратегию напряженности, Вы должны исследовать мейнстрим в связи с терактами, поскольку стратегия напряженности является битвой за мейнстрим. Гансер цитирует Кассона "было решено применить "стратегию напряженности" в масштабах всей страны, чтобы создать благоприятные условия для развития консервативных, реакционных социально-политических тенденций". Или к примеру Будницкий приводит данные о беседе Ленина и Милюкова в 1904 году, когда Милюков уговаривал социал-демократов включиться "в террор" (тогда терроризм называли так), Милюков обосновывал: "еще несколько терактов и мы получим конституцию". Ояевидно, что смысл стратегии напряженности не в том, что напишут неофашистские газеты, а в том, что напишут/покажут/расскажут основные СМИ страны, как они интерпретируют данные полиции и спецслужб, как будет сформировано общественное мнение, политическая повестка дня.
Так вот стратегия напряженности это когда существует системная связка заказчика теракта, террориста, спецслужб, соответствующих СМИ и элитной группы, которая реализует полученный эффект в значимый политический результат. При этом заказчик и эта элитная группа совпадают. Если совсем грубо (и в этом смысле неправильно, как и любое предельное упрощение): тот кто совершает теракт и тот, кто ловит тех, кто его совершает, совпадают.
В этом принципиальное отличие стратегии напряженности от "честных" действий групп диссидентов, всякого рода радикальных движений, навроде народовольцев, которые, не будучи укоренены в элите общества, пытаются реализовать преимущества терроризма как политической технологии (еще Дурново говорил, что терроризм способен создавать силу из ничего). Такие действия могут быть эффективны и "диктатура сердца" Лорис-Меликова является тому подтверждением, но их эффективность в однородном обществе не длится долго, спецслужбы либо уничтожают такие группы, либо берут их под контроль.
Важно тут то, что такого рода диссидентские движения являются именно той средой или, если угодно, ширмой, которая используется элитными игроками для стратегий напряженности.
Таким образом, если Вы хотите всерьез исследовать стратегию напряженности Вам нужно по этой модели исследовать действия элит, групп влияния, СМИ, спецслужб, неофашистов и леваков.

И тут мы подходим ко второй проблеме, ибо все указанные действия в рамках стратегий напряженности, естественно, не предполагались к открытому обсуждению, являлись секретными и выплывают наружу лишь в результате различного рода утечек и расследований. При этом очевидно, что принятие на веру всего "протекшего" тоже не лучший методологический ход. Проблема с источниками совершенно очевидна и не сводится к вопросу о подлинности или не подлинности Field Manual 30-31B. На примере этого мануала как раз очевидно, что  в ходе исследования академического плана было бы опрометчиво делать категоричные выводы. Очевидно, что необходимо выдвинуть критерии признания фактов обоснованными, и (прекрасно понимая, что в силу специфики объекта и предмета исследования их обоснованность также возможно будет подвергнута проблематизации) на основании этих фактов выдвигать обоснованные гипотезы, рассматривая различные альтернативы.

Итак, Вам необходимо определиться с объектом и предметом исследования, определиться с рабочими моделями и методом работы, и уже под этим углом структурировать фактический материал.


Tags: политические технологии, политология, социальные науки, социальные технологии, стратегия напряженности, теракты
Subscribe

  • (no subject)

    Публикуется Кривопалов А. А. Белорусская стратегическая наступательная операция 1944 г. в оценках профессора Г. С. Иссерсона в сборнике…

  • (no subject)

    Юрий Соломонов: Ядерный мир https://www.labirint.ru/books/725844/

  • Тщательней надо (с)

    В книге "Обречены воевать"/Destined for war Аллисон в качестве иллюстрации еще раз приводит пример из истории противостояния СССР и США, точнее…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • (no subject)

    Публикуется Кривопалов А. А. Белорусская стратегическая наступательная операция 1944 г. в оценках профессора Г. С. Иссерсона в сборнике…

  • (no subject)

    Юрий Соломонов: Ядерный мир https://www.labirint.ru/books/725844/

  • Тщательней надо (с)

    В книге "Обречены воевать"/Destined for war Аллисон в качестве иллюстрации еще раз приводит пример из истории противостояния СССР и США, точнее…