Размышления с обвинительным уклоном (jim_garrison) wrote,
Размышления с обвинительным уклоном
jim_garrison

Categories:

22.06.1941. Идеальный шторм советского военно-политического мышления.

"Не поддаваться на провокации"

Вечером 21 июня 1941 года в западные приграничные военные округа был направлен приказ Наркома обороны о том, что в течение 22 — 23 июня 1941 г. возможно внезапное нападение немцев на фронтах ЛВО, ПрибОВО, ЗапОВО, КОВО, ОдВО, которое "может начаться с провокационных действий". Приказ содержит указание "не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения".

Что такое провокация? Это "подстрекательство кого-нибудь к таким действиям, которые могут повлечь за собой тяжелые для него последствия".

Соответственно, провокация в данном случае могла пониматься советским руководством как некие немецкие агрессивные действия малого масштаба, которые должны вызвать советскую реакцию и уже эту реакцию представить как агрессию и, соответственно, основание для полноценной войны.

Следующая директива, Директива № 2 от 7.15 22 июня 1941 года, предписывала РККА действия с ограниченными целями (уничтожению подлежали немецкие войска перешедшие советскую границу, ограничивалась глубина авиационных ударов по территории Германии). Правда, эти ограниченные цели оказались за рамками возможностей РККА, но тогда этого никто еще не знал.

И лишь вечером 22 июня 1941 года в "Директиве №3" ограничения в отношении Германии были сняты.

Таким образом, вплоть ночи с 21 на 22 июня 1941 года советское руководство считало, что у немецкого политического руководства нет решения на полномасштабную войну с СССР и даже в течение 22 июня 1941 года считало возможным выйти на какое-то урегулирование.

Такая позиция советского руководства является политической ошибкой. Она имеет свою природу и свои основания, среди которых ошибочные представления о соотношении сил, о целях и характере германского руководства, провал разведки с дезинформацией бюро Риббентропа ("Лицеист") и так далее. Интересно, что Молотов и после войны отстаивал точку зрения, как важно было не провоцировать Гитлера. Итак, это ошибка, однако сама по себе она не предопределяла катастрофического развития событий. Проблема заключалась в том, что эта ошибка плотно состыковывалось с другими военными и военно-политическими ошибками.

"Теория мобилизации Шапошникова"

В основном "теорию мобилизации Шапошникова" представляют себе по хлесткой фразе "мобилизация есть война и иного понимания ее мы не мыслим". Однако сама по себе одна фраза мало, что значит, важно развертывание положения и его обоснование.
Почему Шапошников считал, что «мобилизация есть война»?
В работе "Мозг армии" он выдвигает свое правило, которое фактически возводит в ранг научного закона.
Нет, "мобилизация есть война" не потому, что другое государство видит угрозу в нашей мобилизации и, парируя ее, политическое руководство государства принимает решение на войну. Отнюдь.
Шапошников приводит опасения начальников генеральных штабов о возможности опоздания с окончанием готовности в сравнении с противником, "поэтому столь же настойчивым будет стремление командования армии, уже изготовившейся перейти к активным действиям".
Это понятная точка зрения, которая не вызывает возражений, но Шапошников развивает ее далее: «Мобилизация настолько поднимает воинский дух армии, что взаимные переходы границы, столкновения мелких отрядов, известная нервность обеих сторон становится совершенно неизбежными. Если рассматривать первые дни мобилизации под этим углом зрения, то мы можем фиксировать много различных нарушений границы, разных слухов об этом, нервирующих и без того приподнятые в своем настроении пограничные части. Одним словом, как бы не хотело командование, а тем более дипломатия, с объявлением мобилизации, в силу чисто военных причин, пушки могут начать стрелять сами».
Итак, мобилизация означает утрату со стороны политического руководства контроля за поведением своих военных, за эскалацией, как стали говорить позже, и потому ситуация покатится к войне.

Неизбежным следствием такого подхода является особая роль провокаций. Генералитет, что свой, что чужой вопреки воле политического руководства имеет интенцию на развязывание войны. Поэтому в случае провокаций ситуацию нужно успокоить и найти политическое решение.

Само собой, если мы не хотим войны и не уверены, что противник хочет войны, мобилизацию проводить нельзя. Соответственно, мобилизацию и не начали, пока не убедились, что Гитлер всерьез собирается вести войну против СССР, то есть лишь 22 июня 1941 года.

Второй аспект "теории мобилизации Шапошникова" - отрицание пользы частных мобилизаций. Оспаривая позицию Свечина о полезности частных мобилизаций, Шапошников формулирует довольно таки радикальное положение: "Слов нет, что ими («частными мобилизациями» - J.G.) достигается усиление боевой готовности вооруженных сил, но, с другой стороны, нужно учитывать и обратную сторону подобных мероприятий. Длительное пребывание призванных резервистов под знаменами, без перспектив войны, может сказаться отрицательно на их моральном состоянии, и вместо повышения боевой готовности последует ее понижение. Мы склоняемся скорее к фактической, а не призрачной мобилизации, заранее даже пойдя на известные жертвы по времени сосредоточения, но с уверенностью, что под рукой боеспособные войсковые организации, нежели пустили в дело части, потерявшие моральную упругость от долгого военного напряжения".

Упреждение немцами РККА в мобилизации, сосредоточении и развертывании как одна из важнейших причин катастрофического начала войны – абсолютный консенсус, начиная с 3 июля 1941 года, когда Сталин впервые сформулировал: "Дело в том, что войска Германии как страны, ведущей войну, были уже целиком отмобилизованы и 170 дивизий, брошенных Германией против СССР и придвинутых к границам СССР, находились в состоянии полной готовности, ожидая лишь сигнала для выступления, тогда как советским войскам нужно было еще отмобилизоваться и придвинуться к границам", и по сегодняшний день
Тем более важно отметить, что для Шапошникова – это не проблема. Он готов идти на известные жертвы по времени сосредоточения, ради моральной упругости свежемобилизованных войск.
Работа «Мозг армии» была опубликована в 1927 году и возникает вопрос, было ли это положения «доктрины мобилизации Шапошникова» актуально в 1941 году?
В работе генерал-майора Красильникова С.Н. «Оперативное сосредоточение и развертывание армии в наступательной операции» (из труда "Наступательная армейская операция", изданного Академией Генерального Штаба в 1940 году), с одной стороны пишет: "Упреждение противника в сосредоточении всегда давало возможность главному командованию захватить оперативно-стратегическую инициативу с самого начала войны... боевые действия армиями, не закончившими своего сосредоточения, крайне рискованны. Одной из причин тяжелых неудач наступательных действий 1-й и 2-й армии Северо-западного русского фронта в августе 1914 г. было форсирование сроков наступления неготовыми армиями", однако: "С другой стороны, армии, уже сосредоточенные, держать в бездействии стратегически крайне нецелесообразно...". В известной публикации мысль обрывается отточием, развития нет, но мы видим, что это тезис сохранил свое присутствие в советской доктрине мобилизации, сосредоточения и развертывания в 1940 году.

Из этого следует, что Тимошенко и Жуков, предлагавшие начать мобилизацию, спорили не со Сталиным, а с другой военно-стратегической точкой зрения, представленной Шапошниковым, позиция которого, помимо его видения военной стратегии, опиралась на позицию политиков, в частности, Молотова.

Однако и эта связь ошибочных точек зрения, политики и военной стратегии, еще не предопределяла катастрофу.

Компромисс и иллюзии

По мере нарастания угрозы политическое руководство, с одной стороны, не могло дать ход действиям, предусмотренным довоенным оперативным планированием. Так, точных, верифицируемых и однозначно интерпретируемых данных, что Германия осуществит вторжение, не было. В этих условиях мобилизация означала, как мы видели, по мнению советского руководства войну, причем вопреки желанию советского руководства. Однако политическое руководство не могло и отмахнуться от все больших озабоченностей военных. Как казалось, адекватный выход бы найден в максимально возможном проведении предмобилизационных мероприятий с соблюдением определенных ограничений.

Как писал Жуков: «И. В. Сталин требовал вести осторожную политику и проводить мероприятия оперативно-мобилизационного порядка так, чтобы, как он говорил, «не спровоцировать войну с Германией». Мерецков: «Общая направленность работы была такой: не делать непосредственно в приграничной зоне ничего, что могло бы спровоцировать фашистов или как-то ускорить их выступление против нас; осуществлять мероприятия, необходимые для укрепления обороноспособности страны, но не поддающиеся учету со стороны немецкой разведки».

Соответственно, мероприятия по укреплению обороноспособности страны весной и летом 1941 года осуществлялись, предмобилизационные мероприятий проводились, дивизии западных округов росли в численности, армии перемещались из глубины страны на запад и так далее.

Проблема заключалась в том, что в условиях двух других стратегических и оперативных ошибок, тех самых, что Жуков описал так: «Внезапный переход в наступление в таких масштабах, притом сразу всеми имеющимися и заранее развернутыми на важнейших стратегических направлениях силами, то есть характер самого удара, во всем объеме нами не предполагался. Ни нарком, ни я, ни мои предшественники Б. М. Шапошников, К. А. Мерецков и руководящий состав Генерального штаба не рассчитывали, что противник сосредоточит такую массу бронетанковых и моторизованных войск и бросит их в первый же день мощными компактными группировками на всех стратегических направлениях с целью нанесения сокрушительных рассекающих ударов» все средства компромисса оказались неадекватными.

В условиях блицкрига все политические, военно-политические, упомянутые и неупомянутые военные ошибки сложились в идеальный шторм.
Tags: 22 июня 1941 года, Вторая мировая война, Шапошников, военная стратегия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 57 comments