Размышления с обвинительным уклоном (jim_garrison) wrote,
Размышления с обвинительным уклоном
jim_garrison

Category:

Йони Аппельбаум (Atlantic): Когда Америке придет конец. ч.1

Происходит тектонический демографический сдвиг. Сможет ли страна удержаться от распада?

Демократия зависит от согласия проигравших. На протяжении большей части XX века партии и кандидаты в США конкурировали на выборах с пониманием того, что поражения на выборах не являются постоянными, и их можно пережить. Проигравшие могли согласиться с результатом, скорректировать свои идейные концепции и коалиции и перейти к борьбе на следующих выборах. Идейные концепции и политика оспаривались, иногда яростно, но какой бы жесткой ни была риторика, поражение обычно не означало политического уничтожения. Ставки могли быть высокими, но они редко были экзистенциальными, то есть речь не шла о жизни или смерти. Однако в последние годы, начиная со времени перед избранием Дональда Трампа (и дальше все быстрее), это положение начало меняться.

ТРАМП КАК ГУРУ ВРЕМЕН НЕСТАБИЛЬНОСТИ

«Наши радикальные противники-демократы движимы ненавистью, предрассудками и яростью, — заявил Трамп в июне в Орландо, выступая перед толпой, собравшейся на мероприятии, организованном по случаю начала кампании по переизбранию. — Они хотят уничтожить вас и нашу страну в том виде, какой мы ее знаем». В этом — суть обращения президента к своим сторонникам: он — единственный, кто стоит между ними и пропастью.

В октябре, когда возникла угроза импичмента, он вскипел от ярости в «Твиттере»: «То, что происходит — это не импичмент, это переворот, направленный на то, чтобы отнять у людей власть, их право голоса, их свободы, их Вторую поправку, религию, армию, стену на границе и их Богом данные права граждан Соединенных Штатов Америки!». Для пущей верности он также процитировал мрачное предсказание одного из сторонников о том, что импичмент «приведет к трещине в теле нашей страны — расколу таких же масштабов, как гражданская война (имеется в виду война Севера и Юга США в 1861-1865 гг. — прим. ред.), и от раскола этого наша страна никогда не исцелится».

Апокалиптическая риторика Трампа соответствует духу времени. Политический истеблишмент сегодня очень нестабилен, в нем больше разногласий, чем когда-либо в новейшей истории. За последние 25 лет и «красные», и «синие» районы приобрели более насыщенную «окраску», причем демократы сконцентрированы в городах и их агломерациях, а республиканцев больше в сельских районах и пригородах. В Конгрессе, где идеологии двух партийных фракций когда-то частично совпадали, идеологический раскол между демократами и республиканцами сегодня превратился в пропасть.

По мере того, как представители и сторонники партий отдалялись друг от друга географически и идеологически, они становились все более враждебными друг к другу. В 1960 году демократов и республиканцев, заявлявших, что они были бы недовольны, если бы их дети вступили в брак с человеком, состоящим в другой партии, было менее 5%. А сегодня, согласно недавнему опросу, проведенному Общественным институтом религиоведения совместно с журналом «Атлантик» (The Atlantic), это не понравилось бы 35% республиканцев и 45% демократов. Это гораздо больше, чем процент тех, кто возражают против браков между представителями различных рас и разных религиозных конфессий. По мере усиления враждебности доверие американцев к политическим институтам и друг к другу снижается. Согласно исследованию, проведенному исследовательским центром «Пью» (Pew Research Center), результаты которого были опубликованы в июле, только около половины респондентов считают, что их сограждане согласятся с результатами выборов независимо от того, кто победит. На периферии недоверие стало причиной распространения идеи децентрализации: правые активисты в Техасе и левые активисты в Калифорнии вновь заговорили о выходе своих штатов из состава США.

Исследования, проведенные недавно политологами из Университета Вандербильта (Vanderbilt University) и других организаций, показали, что и республиканцы, и демократы, к сожалению, с готовностью дегумианизируют членов противоположной партии. Исследователи обнаружили, что «партийные активисты и сторонники партий готовы прямо заявить, что члены оппозиционной партии подобны животным, что у них нет важнейших человеческих качеств». Президент поощряет такие страхи и использует их в своих целях. Это опасная черта, которую нельзя переступать. Как пишут исследователи, «дегуманизация может ослабить моральные ограничения, которые обычно не дают нам причинять вред другому человеку».

Открытое политическое насилие по-прежнему является гораздо более редким явлением, чем в другие периоды межпартийного раскола, включая конец 1960-х годов. Но горячая риторика способствовала радикализации некоторых личностей. Сезар Сайок (Cesar Sayoc), который был арестован за рассылку самодельных взрывных устройств многим видным демократам, был поклонником телеканала «Фокс Ньюс» (Fox News). В судебных документах его адвокаты заявили, что он черпал вдохновение из риторики Трампа, сторонника превосходства белой расы. «Невозможно, — писали они, — рассматривать психическое заболевание [Сайока], не связывая это состояние с политической атмосферой». Джеймс Ходжкинсон (James Hodgkinson), который открыл огонь по конгрессменам-республиканцам на тренировке по бейсболу (и тяжело ранил члена Палаты представителей Стива Скализа/Steve Scalise), состоял в группах в «Фейсбуке» — «Покончить с Республиканской партией» (Terminate the Republican Party) и «Дорога в ад вымощена республиканцами» (The Road to Hell Is Paved With Republicans). В других случаях политические протесты переросли в жестокие столкновения, особенно в Шарлотсвилле, штат Виргиния, где во время марша «Объединим правых» была убита молодая женщина. В Портленде, штат Орегон, и в других городах произошли столкновения участников леворадикального движения «антифа» с полицией. Насилие со стороны экстремистских группировок играет на руку идеологам, стремящимся посеять страх перед противоположной стороной.

Что стало причиной такой ненависти и злобы? Стрессы в условиях глобализирующейся постиндустриальной экономики. Растущее экономическое неравенство. Преувеличение роли социальных сетей. Дискриминация по признакам, связанным с местом жительства и страной происхождения. Демагогические провокации самого президента. Как в «Убийстве в Восточном экспрессе» каждый подозреваемый приложил руку к преступлению.

БЕЛЫЕ ПЕРЕЖИВАЮТ — И ПРОИГРЫВАЮТ

Но, возможно, самой главной причиной являются демографические изменения. США переживают переходный период, который, возможно, никогда не переживала ни одна богатая и стабильная демократия: ее традиционно доминирующая группа скоро превратится в политическое меньшинство — а ее группы меньшинств все более уверенно отстаивают свое равноправие и продвигают свои интересы. Если и есть прецеденты такого перехода, то они прослеживаются здесь, в США, где изначально преобладали белые англичане. Эта ситуация изменилась, но с момента начала изменений границы доминирующей группы так и не были определены. Однако вряд ли эти прецеденты являются утешительными. Во многих случаях этот пересмотр условий провоцировал политические конфликты или открытое насилие, и лишь немногие из них были столь же глубокими, как тот конфликт, который продолжается сейчас.

На памяти большинства американцев жители страны в основном были белыми христианами. Сейчас ситуация изменилась, и избиратели к этим изменениям не безразличны — почти треть консерваторов утверждают, что они подвергаются «серьезной» дискриминации за свои убеждения, как и более половины белых христиан-евангелистов. Но более значительными по сравнению с уже произошедшими изменениями являются изменения, которые еще предстоят: где-то в течение следующей четверти века — в зависимости от уровня иммиграции и изменения этнической и расовой идентификации — большинство населения США постепенно составят представители небелой расы. Для некоторых американцев эти изменения станут поводом для ликования, для других они могут пройти незамеченными. Но этот переход уже вызывает резкую политическую реакцию, которую использует в своих целях и нагнетает президент. В 2016 году избиратели из числа белых рабочих, которые говорили, что дискриминация белых является серьезной проблемой, или которые утверждали, что чувствуют себя чужими в своей собственной стране, голосовали за Трампа почти в два раза чаще, чем те, кто этого не говорил. Две трети избирателей Трампа согласились с тем, что «выборы 2016 года — это последний шанс остановить крах Америки». В Трампе они увидели защитника.

ДИКТАТУРА МЕНЬШИНСТВ?

В 2002 году политолог Руй Тейшейра (Ruy Teixeira) и журналист Джон Джудис (John Judis) опубликовали книгу «Зарождающееся демократическое большинство» (The Emerging Democratic Majority). В ней они заявили, что демографические изменения — «потемнение» кожи у жителей Америки, наряду с увеличением количества женщин, профессионалов и молодежи в рядах демократов скоро ознаменуют «новую прогрессивную эру», в которой республиканцы будут низведены до постоянного политического статуса меньшинства. Авторы книги утверждали (несколько победным тоном), что формирование нового большинства является процессом неумолимым и неизбежным. После переизбрания Барака Обамы в 2012 году Тейшейра привел новые доводы, написав в журнале «Атлантик» статью «Демократическое большинство может обосноваться всерьез и надолго» («The Democratic majority could be here to stay»). Два года спустя, после того, как в 2014 году демократы потерпели поражение на выборах в Конгресс, Джудис отчасти отрекся от своих слов, заявив, что формирующееся демократическое большинство оказалось миражом и что растущая поддержка Республиканской партии среди белых рабочих обеспечит республиканцам долгосрочное преимущество. И похоже, выборы 2016 года стали подтверждением этого.

Но теперь многие консерваторы, проанализировав демографические тенденции, пришли к выводу, что Тейшейра не ошибся — он просто слишком поторопился с прогнозом. Они видят, что Республиканская партия уже не добивается прежнего успеха среди молодых избирателей, и те понимают, что культурная среда восстает против них, отвергая их сегодня за взгляды, которые еще вчера были общераспространенными. Они теряют веру в то, что смогут победить на выборах в будущем. А это означает мрачные перспективы.

ПРОТИВ ЧЕРНЫХ, ПРОТИВ БЕДНЫХ?

Республиканская партия считает пребывание Трампа на президентском посту не возрождением, а скорее междуцарствием, короткой передышкой, которой можно воспользоваться, чтобы замедлить процесс собственного ослабления. Вместо того, чтобы просто соперничать на выборах, Республиканская партия активизировала свою деятельность, пытаясь просто уменьшить количество тех жителей Америки, которые имеют право голосовать. Уменьшение общего количества избирателей, обычно происходящее за счет иммигрантов, увеличивает шансы белых на то, чтобы добиться парламентского большинства, составляя меньшинство среди жителей страны. В течение первых пяти лет после того, как консервативные судьи в Верховном суде в 2013 году нарушили ключевое положение закона «Об избирательных правах», в 39% округов произошло важное изменение. Раньше закон требовал от этих округов иметь определенное количество избирательных участков. А после принятия нового закона власти в этих округах сократили число избирательных участков. Бедному и цветному населению добраться до далекого участка труднее.

И хотя манипулированием границами избирательных округов грешат обе партии, республиканцы за последнее десятилетие позволяли себе это все чаще. В прошлом году на выборах в законодательный орган штата Висконсин демократы получили 53% голосов, но только 36% мест. В Пенсильвании республиканцы попытались объявить импичмент судьям Верховного суда штата, которые пресекли попытки Республиканской партии манипулировать границами избирательных округов по выборам в Конгресс в этом штате. Администрация Трампа попыталась скрыть истинное количество иммигрантов для переписи 2020 года, чтобы уменьшить их право голоса. Манипуляции в своих интересах совершают все политические партии, но попытки просто уменьшить количество поданных голосов будет предпринимать только та партия, которая поняла, что не сможет получить голоса широких слоев населения.

АГРЕССИВНАЯ СДАЧА ПОЗИЦИЙ

История США богата примерами того, как некогда доминировавшие группы приспосабливались к росту ранее маргинализированных групп населения — иногда достойно, чаще с горечью и лишь изредка — агрессивно и с насилием. Партийные коалиции в США постоянно перетасовываются, перестраиваясь в соответствии с новым интересами и целями. Некогда жесткие границы, обусловленные верой, этнической принадлежностью и классом, зачастую оказываются «растяжимыми». Проблемы приобретают значимость или теряют актуальность, вчерашние соперники становятся завтрашними союзниками.

Но иногда этот процесс смены союзников нарушается. Вместо того чтобы протянуть руку и привлечь в свою коалицию новых союзников, представители лагеря правых ожесточаются, выступая против демократических процессов, которые, как они опасаются, закабалят их. Консерватизм бывает идейный и базирующийся на идентичности («хочу оставаться таким, как есть»). Консерватизм, определяемый идеями, может успешно противостоять прогрессивности, набирая сторонников благодаря верности принципам и эволюционируя с каждым поколением. Консерватизм, определяемый идентичностью, сводит свою политику к простому арифметическому вопросу — и в какой-то момент эта выгодная прежде арифметика перестает работать.

Трамп привел свою партию в этот тупик, и это вполне может стоить ему шанса на переизбрание, если предположить, что он не будет отстранен от власти в результате импичмента. Но поражение президента, скорее всего, только усугубит отчаяние, которое прежде послужило причиной его восхождения к власти. Это поражение будет воспринято ними как подтверждение того, что демографическая волна обернулась против них. Этот страх — единственная величайшая угроза, стоящая перед американской демократией. Это та сила, которая уже разрушает прецеденты, нивелирует нормы и сметает барьеры. Когда группа, которая традиционно пользовалась властью, приходит к убеждению, что ослабление ее могущества неизбежно и что за этим последует крах всего, что ей дорого, она будет бороться за сохранение того, что у нее есть — чего бы это ни стоило.

ЕСТЬ ЛИ ШАНС У ПЛЮРАЛИЗМА?

Адам Пшеворский (Adam Przeworski), политолог, изучающий демократические государства Восточной Европы и Латинской Америки, переживающие нелегкие времена, утверждает, что для выживания демократические институты «должны давать всем соответствующим политическим силам шанс на то, чтобы время от времени побеждать в условиях конкуренции интересов и ценностей». Но, добавляет он, они также должны сделать кое-что еще, не менее важное: «Они должны сделать так, чтобы даже поражение в условиях демократии было более привлекательным, чем будущее при недемократических результатах». То, что консерваторы (несмотря на то, что сейчас они сохраняют контроль над Белым домом, Сенатом и правительствами многих штатов) теряют веру в свою способность победить на выборах в будущем, плохо сказывается на эффективности американской демократии. Но еще большее беспокойство вызывает следующий факт: они и вправду считают, что это поражение на выборах приведет к их краху.

Нам следует быть осторожными, чтобы не преувеличить эту опасность. В США уже не 1860 год — и даже не 1850 год. Однако многочисленные примеры из истории Америки (особенно довоенного Юга) служат поучительным примером. О том, как быстро может ослабнуть сильная демократия, когда значительная часть населения приходит к убеждению в том, что она не может и дальше побеждать на выборах, равно как и в том, что она не может позволить себе проиграть на этих выборах.

окончание
Tags: выборы-выборы, захват Капитолия, президентские выборы в США 2020, трансформация Америки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments