April 12th, 2010

Как приручить дракона



"Но нет Востока, и Запад нет, что племя, родина, род,
Если сильный с сильным лицом к лицу у края земли встает".

Киплинговский, в общем, фильм. Преодолеть себя, преодалеть комплексы и предрассудки, понять иного и тебе, и роду-племени чуждого, завоевать его сердце. И превратить в домашнее животное, которое ради тебя разрушило свой дом. 

Мальчик бедолага-интеллектуал в племени диких викингов является самым ценным, что у этого племени есть, пусть оно того и не знает. Именно он изменит историю и прекратит вечную войну.

И все это в обертке детского фильма.

А вот, что будет потом в обществе, которое лишилось некоторых оснований своих традиций  (вечная война с драконами), но приобрело мощь тех самых драконов? А будет война с соедями и создание империи.

Кстати, потрясающее описание традиции, традиции по понятию:



Хороший фильм.

(no subject)


          "По договору об обычных вооруженных силах в Европе мы должны были сократить двадцать четыре тысячи единиц бронетехники, а наши партнеры только шестьдесят единиц. По сути дела все наши дивизии на европейской части оставались без танков и боевых машин. И тогда я принял решение передать на каждый флот по одной дивизии. Такая возможность допускалась. Американцы, конечно же, сразу пронюхали, и тут я узнаю, что вслед за бывшим президентом США Ричардом Никсоном в Москву приехала Маргарет Тэтчер и хочет со мной побеседовать.
          Встретились у меня в кабинете, в ­Минобороны. Причем «железная леди» прибыла не одна, а в сопровождении Елены Георгиевны Боннэр. И сразу же перешла в наступление: «Как вы могли передать дивизии на флот, не согласовав этот вопрос?» «А с кем, — спрашиваю, — я должен согласовывать, скажите, пожалуйста? Вот вы послали на Фолклендские острова целую эскадру, и мы вам по этому поводу никаких указаний не делали. Мне ваши указания, как распорядиться дивизиями, тоже не нужны». Тэтчер: «Как же мы теперь будет доверять друг другу?» — «При чем здесь доверие, если мы оставляем свои дивизии на европейском театре практически без бронетехники? Вы же вообще практически ничего не сокращаете!» — «Не сокращаем, потому что у нас сокращать нечего». — «Англии, которая не больше Ленинградской области, много танков, наверное, и не надо. У нас же граница протяженностью в шестьдесят тысяч километров...» В общем, так ни о чем и не договорились. Расстались, можно сказать, по-английски.
         — А Елена Боннэр на этой встрече как оказалась?
         — Насколько я понимаю, никакого статуса у нее не было. Не успела зайти, вытаскивает папиросу: «У вас пепельницы не найдется?» Я позвал адъютанта. Принесли пепельницу. Закурила. Пока сидели, молча выкурила папирос десять. Тэтчер, которая оказалась в дымовой завесе, все время кривилась, но так ничего и не сказала. Если терпела, то, наверное, Боннэр была на ее стороне."

Язов в "Итогах".

Какое все-таки интересное время было.