August 23rd, 2013

По итогам прочтения Сондерс "ЦРУ и мир искусств. Культурный фронт холодной войны"

1. Определенный набор фактов - "он встретился, она сказала, он передал" (с) имеется (примем, что факты подобраны объективно, что бы сие не значило). С тем, что именно он означает, ясности меньше, книга выполнена журналистко-публицистически, т.е. поверхностно, не уходя в глубину ни по одному из предметов (ни по разведке, ни по музыке, ни по живописи). Все сводится к попытке описания судеб нескольких "рыцарей холодной войны" и ряда проектов, без понимания их роли в холодной войне, музыке и живописи.
Какой-то там анонимный бывший сотрудник КГБ в 90-е ляпнул в разговоре с редактором, что журнал Encounter изменил его мировоззрение. Тот. естественно, счастлив. Замечательно. Описываются несколько статей этого журнала, борьба в редакции и судьбы редакторов, связи с ЦРУ, финансирование и пр, несколько раз подчеркивается, что в ЦРУ считали журнал одним из наиболее ценных активов. И, собственно, что?
Ровно тоже и с музыкой, и с живописью. Поддерживали, если верить, Сондерс ровно противоположное тому, что продекларировал Жданов. И, опять же, что? Это, действительно, оказало определяющее влияние на музыку и живопись или было бюрократической возней?

Collapse )