September 15th, 2015

Гуревич ("Кент"): contra

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ШТАБ
ВООРУЖ. СИЛ СССР
ГРУ

НАЧ. СЛЕДСТВ. ОТДЕЛА КГБ СССР
ГЕНЕРАЛ-МАЙОРУ

11 августа 1988 г.
№313/24/0034/

1. Первое сообщение о провале резидентуры «Кента» и проводимой гестаповцами радиоигры с его участием было получено ГРУ 7 июля 1943 г. Оно содержалось в письме ТРЕППЕРА, гл. резидента в Бельгии, Голландии и Франции, переданным через радиостанцию Французской Компартии. Данное письмо подготовлено «ОТТО» и направленно французским коммунистам 6 апреля 1943 года после четырехмесячного пребывания «ОТТО» в гестапо.
Конкретных сроков начала игры «Гестапо – “Кент” – “Центр”» в письме не указывалось. Анализ показал, что «Кент» включился в радиоигру в конце февраля – начале марта 1943 г. и стал работать под контролем гестапо.
2. После получения от «Отто» информации о предательстве «Кента» (п. 1) ГРУ был проведен анализ сложившейся ситуации и принято решение о проведении ответной радиоигры гестапо через «Кента». Первым документом, свидетельствовавшем об этом, является радиограмма «Кента» № 2 от 8 июля 1943 г. (дата приема радиограммы в ГРУ не указана, скорее всего после получения письма «Отто», т. е. после 7 июля 1943 г.), на которой наложена резолюция руководства ГРУ: «Г. Л.» «составьте оценку и доложите»: «Г. М.» – Н07. Доложите оценку выгодную для игры» (оп. 12620, д. 2, л. 97). В последующем «Центр» своими действиями создавал видимость своего неведения относительно провала «Кента» и «Отто» и радиоигры гестаповцев, направляя в их адрес задания на добывание военно-политической информации, ведение вербовочной работы, в том числе и среди высокопоставленных военных фашистской Германии (оп 12620, д. 2, л. д. 105, 132, 233, 243).
3. Анализ имеющихся архивных материалов позволяет сделать вывод о том, что Гуревич А. М. принимал непосредственное участие в радиоигре гестапо с «Центром». Она выражалась главным образом в обработке поступающей из ГРУ информации, а также редактировании совместно с гестапо радиограмм, досылаемых в «Центр», содержащих военно-политические сведения дезинформирующего характера. Об этом свидетельствует стиль изложения текстов радиограмм, исходивших от него, который в целом не претерпел изменений после ареста Гуревича. В пользу этого говорит также показанное в его радиограммах хорошее знание оперативной обстановки в регионе, агентуры совместной резидентуры, условий связи и прочих сведений, известных Гуревичу.
Выяснить, кто работал на радиостанции, – сам Гуревич или гестаповский радист, в настоящее время не представляется возможным.
4. Инициатива по выводу «Кента» на резидентуру «Золя» (Озолс В. А.) исходила из «Центра». Необходимость в этом возникла из-за потери связи этой резидентуры с ГРУ в 1941 г.
Центр счел возможным проведение такой операции, поскольку в то время (март 1943 г.) не располагал сведениями о предательстве Гуревича и ведению через него гестаповцами радиоигры с «центром». Для организации непосредственной связи между «Кентом» и «Золя» «Центр» направил Гуревичу три радиограммы (№№ 3 от 11.03, 1943 г., 14 от 6.05.43 г. и 17 от 27.05.43 г.) – оп 12520. д. 2, л. д, 75, 79, 84) все – до 7 июля 1943 г., т. е. до получения «Центром» информации «Отто» об аресте Гуревича. При этом вторая радиограмма с дополнительными данными на «Золя» была передана «Центром» «Кенту», когда последний затребовал сведения о нем по просьбе гестапо. Личный контакт между «Кентом» и «Золя» состоялся в августе 1943 г., о чем Гуревич сообщил телеграммой № 56 от 18.08.1943 г. (оп. 12620, д. 2, л. д, 104).
Collapse )

Гуревич/"Кент": рro. ч.1

ЗАКЛЮЧЕНИЕ по уголовному делу Гуревича А. М.
УТВЕРЖДАЮ:
ЗАМЕСТИТЕЛЬ ГЕНЕРАЛЬНОГО
ПРОКУРОРА СССР
ГЛАВНЫЙ ВОЕННЫЙ ПРОКУРОР
генерал-лейтенант юстиции
А. Ф. Катусев
22 июля 1991 г.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

по уголовному делу Гуревича А. М.
16 июля 1991 г.
гор. Москва

21 июня 1945 г. Главным управлением контрразведки «СМЕРШ» был арестован и 18 января 1947 г. постановлением особого совещания при МГБ СССР на основании ст. 58–1 «б» УК РСФСР заключен в ИТЛ сроком на 20 лет, с конфискацией изъятых при аресте ценностей.
ГУРЕВИЧ Анатолий Маркович, 1913 года рождения, уроженец г. Харькова, еврей, с незаконченным высшим образованием, сотрудник Главного разведывательного управления ГШ ВС СССР, капитан (т. 1, л. д. 1–4; т. 2, л. д. 334).
По этому же делу вместе с Гуревичем А. М. но постановлению особого совещания при МГБ СССР от 18 января 1947 г. на основании ч. 1 ст. 58-6 УК РСФСР заключен в ИТЛ сроком на 15 лет Треппер Леопольд Захарович, дело в отношении которого 26 мая 1954 г. Военной коллегией Верховного Суда СССР прекращено по реабилитирующим основаниям (т. 2, л. д. 333, 592–597).
8 октября 1955 г. на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 17 сентября 1955 г. «Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантам», в период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.»; Гуревич А. М. освобожден из мест лишения свободы, j
5 августа 1958 г. по представлению КГБ СССР Прокуратурой СССР и МВД СССР отменено решение администрации ИТЛ о применении к Гуревичу амнистии и о» вновь был направлен в места лишения свободы для отбытия оставшегося срока наказания (НП ГВП, т. 2, л. д.. 131–133, 143–146).
В июне 1960 г. Гуревич А. М. из заключения условно-досрочно освобожден.

Из материалов дела усматривается следующее.

В декабре 1937 г. Гуревич, проходя обучение в Ленинградском институте интуризма, был откомандирован в распоряжение Разведывательного управления РККА (впоследствии Главное разведывательное управление Генерального Штаба ВС СССР) и направлен в Испанию в качестве переводчика на подводной лодке «С-4», где находился до июля 1938 г., и зарекомендовал себя в боевых условиях исключительно с положительной стороны (Т.8, л. д. 217; т. 11, л. д. 103; т. 12, л. д. 304).
По возвращении из Испании, в апреле 1939 г. после прохождения специальной подготовки по заданию ГРУ ГШ ВС СССР был направлен на заграничную работу в Бельгию, где легализовался как гражданин Уругвая Виссента Сиерра. По оперативной работе Гуревич входил в состав нелегальной резидентуры ГРУ, возглавляемой советским разведчиком Треппером Л. 3. (псевдоним «Отто»), в которой исполнял обязанности шифровальщика, затем заместителя резидента, а с мая 1940 г. являлся резидентом.
Здесь Гуревич и Треппер для прикрытия разведывательной деятельности и финансирования резидентур в странах Западной Европы создали акционерные торговые общества «Симекско», «Симекс» и успешно выполнили ряд заданий советской разведки.
В 1940–1941 гг. Гуревич выезжал в Швейцарию, Чехословакию и Германию для содействия в возобновлении связи с советскими резидентурами в этих странах, откуда доставил и передал в Центр важную информацию о подготовке Германии к нападению на Советский Союз, об обнаружении немцами советского дипломатического кода в эвакуированном помещении Генерального консульства СССР в Петсамо (Финляндия) и о направлении главного удара немецко-фашистских войск на Восточном фронте в 1942 г.
Деятельность его до февраля 1942 г. Главным разведывательным управлением оценивалась положительно (т.т. 3–6; т. 8, л. д. 217–218; т. 12, л. д. 230).
Collapse )

Гуревич/"Кент": рro. ч.2

На предварительном следствии и в ходе дополнительного расследования Гуревич показал, что после ареста он, несмотря на угрозу расстрелом, длительное время давал согласия немецкой контрразведке на участие в радиоигре с Главным разведывательным управлением. Весной 1943 г. немцы вновь потребовали от него вступления в радиоигру. При этом начальник зондеркоманды Гиринг предъявил ему документы, свидетельствующие о ее проведении с помощью Треппера, других арестованных разведчиков и он убедился, что радиоигра уже проводится от его, Гуревича, имени. Одновременно ему была вручена радиограмма Главразведупра с программой его работы и указанием об использовании старого шифра, который еще в декабре 1941 г. был захвачен гестапо в Брюсселе при аресте Макарова. Поскольку для связи были даны старые шифры, он полагал, что Центр знает начавшейся радиоигре.
Имея намерение выявить участие в радиоигре Треппера и других лиц, уменьшить объем дезинформации, спасти жизнь себе и остальным разведчикам, он дал ложное согласие начальнику зондеркоманды на участие в ней. Помимо того, он таким путем решил войти в доверие к немцам и бежать при удобном случае. Сообщить в ГРУ об участии в радиоигре не имел возможности из-за того, что при направлении его на спецзадание не было предусмотрено подачи условного сигнала на случай провала. В процессе радиоигры он, пытаясь сообщить о своем положении, неоднократно изменял стиль радиограмм, подготовленных немцами с его участием, зашифровывал их умышленно небрежно, однако в Центре, по всей вероятности, не обратили на это внимания.
В марте 1943 г. в ответ на радиограмму, отправленную ранее немцами при участии Треппера (как он узнал впоследствии), из ГРУ на его имя поступило задание установить связь с резидентом советской разведки в Париже Озолсом («Золя»). После этого немцы в течение нескольких месяцев предпринимали меры к розыску Озолса и в августе 1943 г., выявив его местожительство, установили с ним связь через сотрудника зондеркоманды Ленца.
Первоначально, встречаясь с Озолсом в присутствии гестаповцев, он, Гуревич, в связи с поступившими из ГРУ радиограммами был вынужден получить у того и представить в Центр отчет о проделанной Озолсом работе за 1941–1943 гх, сведения о других участниках его резидентуры, а также истребовать не использовавшийся Озолсом радиопередатчик. Информацию Озолс передавал как ему, так и Ленцу.
Collapse )