February 4th, 2019

Только мысля глобально, можно играть в баланс

Люди смотрят своих гуру и спешат поделиться сокровенным. Один товарищ пересказывает Джангирова, который говорит о том, что Китай - стратегический противник России, объективно Россия должна быть союзником США против Китая, ибо с Китаем у России масса противоречий в разных регионах. Другой пересказывает Кургиняна, по которому Россия не должна идти на жесткую конфронтацию с США ни из-за Ирана, ни из-за Китая. Так-то оба всячески демонстрируют антиамериканизм, но вот тут - да. Отойти и не мешать американцами.

В части наличия противоречий и потенциально конфликтных ситуаций между Россией и Китаем - это, безусловно, так. Однако, значит ли это, что Россия должна встать на сторону США в их столкновении с Китаем?

Давайте рассмотрим поучительную историю одного относительно небольшого игрока.

После Первой мировой войны баланс сил в Европе выстроить было весьма затруднительно в силу исчезновения Австро-Венгрии и России. Германия по всем показателям от демографии до выплавки стали, а значит потенциально в военном отношении была существенно сильнее Франции, которая, конечно, была сильнее актуально. Потенциальная проблема будущего германского реванша и, соответственно, французской безопасности отчаянно мешала строить будущее и жить настоящим. Об этом надо говорить отдельно и это очень интересно.

Опуская детали, в итоге французам удалось выстроить более-менее союзные отношения с "малышами": Польшей, Чехословакий (входит в союзную французам Малую Антанту с Румынией и Югославией) и Бельгией. В совокупности по населению Германия уже уступала, Польша и Чехословакия были индустриально развитыми частями Российской империи и Австро-Венгрии, так что все выглядело не безнадежно.

Задача упрощалась тем, что Германия по Версалю утрачивала часть суверенитета, имела маленькую армию с минимумом тяжелого вооружения, часть территории была оккупирована, а потом демилитаризована и у Франции с союзниками при начале посягательстве немцев на Версаль был бы большой перевес в силах.

Еще лучше было то, что все, казалось, были кровно заинтересованы в сохранении Версаля, выгодоприобреталями которого и были. Немцы восточные границы, то есть германо-польскую, так и не признали. Что касается Англии, то английский министр иностранных дел Чемберлен в 20-х отметился фразой, что Британия не будет рисковать жизнями солдат за польские границы*. На востоке находился недружественный Польше СССР.

Collapse )