Размышления с обвинительным уклоном (jim_garrison) wrote,
Размышления с обвинительным уклоном
jim_garrison

Categories:

Когда совершают перевороты



15 июня 1944 года Клаус фон Штауффенберг был назначен исполняющим обязанности начальника штаба резервной армии.
---
Германская элита, в том числе и военная, всегда включала людей предельно скептически настроенных к Гитлеру и проводимой им политике. Таковым был в частности глава Генштаба ОКХ Бек, летом 1938 года отставленный и отправивший руководству страны т.н. "Меморандум Бека", в котором говорил о гибельности курса Гитлера. Доминирующая точка зрения была иной в том числе и в военной элите. ЕМНИМ Типпельскирх сделал пометку, что автор меморандума "перезрел для концлагеря".
Считается, что тогда существовал заговор, но Мюнхенский сговор все спутал, заговорщики потеряли поддержку. Как утверждается, тогда генерал пехоты Вицлебен заявил:
"Видите ли, господа, для этого несчастного глупого народа он снова «наш горячо любимый фюрер», единственный, посланный Богом, а мы… мы всего лишь жалкая кучка реакционеров и недовольных офицеров и политиков, осмелившихся в момент высочайшего триумфа величайшего политика всех времён бросать камни на его пути".

Тут хорошо показана взаимосвязь успехов вождя тоталитарного государства, а, следовательно, его поддержки, а, следовательно, отказа оппонентов от попыток его устранить, хотя они и понимают гибельность его курса.

Соответственно возникает вопрос, когда альтернативная точка зрения о гибельности курса вождя до такой степени распространяется по элите, что она становится способной к решительным действиям, перевороту? То есть, когда стало понятно, что Германия безнадежно проигрывает Вторую мировую войну, да так, что при этом встает вопрос о существовании нации?

У многих советских историков прослеживается мысль, что это стало ясно в момент срыва блицкрига на Восточном фронте, в буквальном значении это где-то в момент Смоленского сражения. Война превратилась в войну на истощение, а ресурсов у антигитлеровской коалиции заведомо больше.
Это все-таки натяжка. Тогда Германия могла выиграть войну на Восточном фронте и в рамках стратегии сокрушения, и в рамках стратегии истощения. И потом тогда никто не предвидел степень прочности советского режима, успехов эвакуации промышленности и пр.
Понятно, что первый отчетливый звонок должен был прозвучать после битвы под Москвой.

Однако даже бесперспективность войны была зафиксирована в переписке заговорщиков Герделера и Ольбрихта лишь в мае 1943 года. Прошло несколько месяцев после капитуляции Паулюса в Сталинграде, несколько дней после капитуляции немцев в Северной Африке и штатский Герделер 17 мая пишет заместителю командующего резервной армией Ольбрихту:
"Разве есть у вас средства для того, чтобы добиться победы, кгторая привела бы, во-первых, к окончательному устранению России из Европы, и, во-вторых, к отказу Запада и Британской мировой империи от своей агрессии и согласию заключить с нами мир? ...Поскольку таких средств нет, продолжение войны является преступлением".
В мае же Герделер едет в Швецию встречаться с Валленбергами и выходить на англичан.

Следующий этап осознания положения - август 1943 года. Проиграна Курская битва, союзники высадились в Сицилии и тогда же заговорщикам удалось вовлечь же в заговор командующих группами армий Кюхлера (однако он никакого участия в дальнейших действиях так и не предпринял) и Клюге удалось только в августе-сентябре 1943 года. Тогда же заговорщики инкорпорируют в свой состав подполковника Штауффенберга.

Далее однако ничего решительного не происходит несмотря на то, что на сентябрьской встрече Бека, Клюге, Герделера и заговорщики зафиксировали, что самое время для решительных действий. Следующие полгода заговорщики расширяют свои сети, включат в заговор новых участников, например, Роммеля, прощупывают всех вплоть до Гиммлера, но все одно не решаются нанести удар.

Видимо, то, что Германия безо всяких шансов проигрывает войну еще не очевидно для всех. Война на Восточном фронте с утраченной стратегической инициативой и отступлениями кажется не такой уж и проигрышной в свете стратегии войны на истощение, советы, считается, несут куда большие потери и должны выдохнуться, Белоруссия и Прибалтика удерживаются успешно. На Западе стабилизировано положение в Италии и предполагается отбить ожидаемое вторжение во Францию. Военная промышленность стремительно растет. Существуют надежды, что под влиянием потерь и поражений будут трения и развал антигитлеровской коалиции.

Крах этих надежд приводит к молниеносной реакции.

6 июня 1944 года союзники высаживаются в Нормандии.

15 июня 1944 года Клаус фон Штауффенберг был назначен исполняющим обязанности начальника штаба резервной армии. К этому времени стало ясно, что операция "Оверлод" в целом удалась, десант союзников сбросить не удается, на плацдарме уже полтора десятка дивизий союзников при сильной поддержке авиации и флота, силы стремительно наращиваются.

22 июня 1944 года начинается операция "Багратион", спустя неделю становится ясно, что немцы терпят катастрофическое поражение.

1 июля 1944 года Клаус фон Штауффенберг был назначен начальником штаба резервной армии, то есть теперь он уже может регулярно бывать в ставке Гитлера. Заговор перешел из потенциальной стадии в актуальную, Герделер заявляет Штауффенбургу о необходимости "решительного прорыва вперед" и уже 11 июля по данным следствия гестапо Штауффенберг первый раз посещает ставку с бомбой, тоже происходит 15 июля и, наконец, покушение устраивается 20 июля 1944 года.

Годами заговорщики что-то планировали и рассуждали, но как только рухнули последние хоть сколько-то рационально обоснованные надежды избежать поражения в войне, заговор был спланирован и осуществлен в течение месяца.
Tags: 20 июля 1944 года, Валькирия, Вторая мировая война, Штауффенберг, заговор
Subscribe

  • (no subject)

    Борис Слуцкий. Баллада о догматике — Немецкий пролетарий не должон!- Майор Петров, немецким войском битый, ошеломлен, сбит с толку, поражен…

  • Александр Городницкий

  • (no subject)

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment