Размышления с обвинительным уклоном (jim_garrison) wrote,
Размышления с обвинительным уклоном
jim_garrison

Category:

Гуревич ("Кент"): contra

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ШТАБ
ВООРУЖ. СИЛ СССР
ГРУ

НАЧ. СЛЕДСТВ. ОТДЕЛА КГБ СССР
ГЕНЕРАЛ-МАЙОРУ

11 августа 1988 г.
№313/24/0034/

1. Первое сообщение о провале резидентуры «Кента» и проводимой гестаповцами радиоигры с его участием было получено ГРУ 7 июля 1943 г. Оно содержалось в письме ТРЕППЕРА, гл. резидента в Бельгии, Голландии и Франции, переданным через радиостанцию Французской Компартии. Данное письмо подготовлено «ОТТО» и направленно французским коммунистам 6 апреля 1943 года после четырехмесячного пребывания «ОТТО» в гестапо.
Конкретных сроков начала игры «Гестапо – “Кент” – “Центр”» в письме не указывалось. Анализ показал, что «Кент» включился в радиоигру в конце февраля – начале марта 1943 г. и стал работать под контролем гестапо.
2. После получения от «Отто» информации о предательстве «Кента» (п. 1) ГРУ был проведен анализ сложившейся ситуации и принято решение о проведении ответной радиоигры гестапо через «Кента». Первым документом, свидетельствовавшем об этом, является радиограмма «Кента» № 2 от 8 июля 1943 г. (дата приема радиограммы в ГРУ не указана, скорее всего после получения письма «Отто», т. е. после 7 июля 1943 г.), на которой наложена резолюция руководства ГРУ: «Г. Л.» «составьте оценку и доложите»: «Г. М.» – Н07. Доложите оценку выгодную для игры» (оп. 12620, д. 2, л. 97). В последующем «Центр» своими действиями создавал видимость своего неведения относительно провала «Кента» и «Отто» и радиоигры гестаповцев, направляя в их адрес задания на добывание военно-политической информации, ведение вербовочной работы, в том числе и среди высокопоставленных военных фашистской Германии (оп 12620, д. 2, л. д. 105, 132, 233, 243).
3. Анализ имеющихся архивных материалов позволяет сделать вывод о том, что Гуревич А. М. принимал непосредственное участие в радиоигре гестапо с «Центром». Она выражалась главным образом в обработке поступающей из ГРУ информации, а также редактировании совместно с гестапо радиограмм, досылаемых в «Центр», содержащих военно-политические сведения дезинформирующего характера. Об этом свидетельствует стиль изложения текстов радиограмм, исходивших от него, который в целом не претерпел изменений после ареста Гуревича. В пользу этого говорит также показанное в его радиограммах хорошее знание оперативной обстановки в регионе, агентуры совместной резидентуры, условий связи и прочих сведений, известных Гуревичу.
Выяснить, кто работал на радиостанции, – сам Гуревич или гестаповский радист, в настоящее время не представляется возможным.
4. Инициатива по выводу «Кента» на резидентуру «Золя» (Озолс В. А.) исходила из «Центра». Необходимость в этом возникла из-за потери связи этой резидентуры с ГРУ в 1941 г.
Центр счел возможным проведение такой операции, поскольку в то время (март 1943 г.) не располагал сведениями о предательстве Гуревича и ведению через него гестаповцами радиоигры с «центром». Для организации непосредственной связи между «Кентом» и «Золя» «Центр» направил Гуревичу три радиограммы (№№ 3 от 11.03, 1943 г., 14 от 6.05.43 г. и 17 от 27.05.43 г.) – оп 12520. д. 2, л. д, 75, 79, 84) все – до 7 июля 1943 г., т. е. до получения «Центром» информации «Отто» об аресте Гуревича. При этом вторая радиограмма с дополнительными данными на «Золя» была передана «Центром» «Кенту», когда последний затребовал сведения о нем по просьбе гестапо. Личный контакт между «Кентом» и «Золя» состоялся в августе 1943 г., о чем Гуревич сообщил телеграммой № 56 от 18.08.1943 г. (оп. 12620, д. 2, л. д, 104).
5. Каких-либо действий, направленных на обеспечение безопасности резидентуры «Золя» и др. агентурных групп, связанных с ним и замыкающихся на «Кента», ГРУ не предпринимало. Это было вызвано следующими обстоятельствами. После провала бельгийской резидентуры в 1941 г. и прекращения связи «Золя» с «Центром» (в это же время), у последнего возникли некоторые опасения по поводу того, не мог ли «Золя» попасть в поле зрения противника. В августе 1943 г. после восстановления связи с ним через «Кента», об аресте которого уже стало известно, ГРУ решило, что «Золя» как и «Кент» перевербованы гестапо. Эту мысль подтверждала в дальнейшем и информация, якобы, исходившая от «Золя», вызывавшая у «Центра» серьезные сомнения в ее достоверности. Проверить же реальное положение дел в резидентуре «Золя» «Центр» возможности не имел.
Фактически же резидентура «Золя» перевербована не была. У гестапо отсутствовала необходимость в этом, так же как и в ее ликвидации, так же как вся деятельность данной резидентуры в результате предательства «Кента» находилась под полным контролем немцев. Гуревич, несмотря на указания ГРУ об установлении прямой связи резидентуры с «Центром» через имевшуюся у «Золя» радиостанцию, лишил ее такой возможности, забрав у «Золя» радиопередатчик. Таким образом вся информация, поступавшая от «Золя» перед отправкой в «Центр», редактировалась «Кентом» в интересах гестапо (оп 12620 Д- 2, л. д. 107, ПО, 117, 119, 141–142, 143, 173, 174, 268, 45: д. 1, д. 99, 120–121).
т. 12. л. д. 160–161.
По указанным выше причинам ГРУ не предпринимало мер для обеспечения безопасности агентурных групп и участников французского Движения сопротивления, с которыми был связан «Кент» (оп 26845 д. 1 л. д. 122–123).
6. Основным и, на наш взгляд, единственным положительным результатом ответной радиоигры ГРУ с гестапо следует доставка в Москву начальника зондеркоманды гестапо в Париже Паннвица, его сотрудников Кемп и Стлука, также гестаповских документов, касающихся деятельности «Кента», «Oтто».
В ходе ответной радиоигры «Центр» неоднократно, начиная с августа 1943 г. направлял задание «Кету» на ведение вербовочной работы среди крупных немецких офицеров (оп 12620. д. 2, л. д. 105, 132, 233 об.) в частности в телеграмме №47 от 09.09.1944 г. «Центр» указывал «Кенту»: «не можете, ли Вы заняться вербовочной работой среда крупных немецких офицеров, убедившихся в неизбежности близкого разгрома немцев, твердо пообещав им взамен работы на нас не только сохранение своих постов в будущем, но и участие в государственной деятельности после победы союзников».
Таким образом «Центр», воздействуя на офицеров гестапо, принимавших непосредственное участие в радиоигре гестапо–«Кент»–«Центр» склонил Паннвица, Кемп и Стлука к переходу на нашу сторону. Не последнюю роль в этом сыграли победы советских войск и приближавшийся разгром фашистской Германии.
7. В сложившейся ситуации действия Гуревича, выразившиеся в выдаче представителям контрразвед. органов; фашистской Германии известных ему сведений о структуре, составе, организации связи, условиях радиообмена не-легальных резидентур ГРУ в Бельгии, Франции, частично| Германии и Швейцарии, о своей разведывательной подготовке и легализации, в своей совокупности явились совершенно секретными и составляли государственную тайну.

Т. 12. л. д. 161–162
Выданные Гуревичем гестаповцам сведения, а также его согласие участвовать на их стороне в ведении радиоигры с ГРУ расцениваются, как предательские, совершенные Гуревичем в ущерб военной мощи, политическим интересам СССР.
При зачислении в органы советской военной разведки Гуревич дал подписку о неразглашении сведений, доставляющих государственную и военную тайну. По сложившейся в ГРУ практике (на тот период времени), каждый разведчик, направляемый за рубеж, получал устный инструктаж от руководства ГРУ, которым предписывалось ни при каких обстоятельствах, в том числе и в случае ареста не разглашать (выдавать) сведения о своей принадлежности к сов. военной разведке, и все иные данные о нелегальной деятельности. Будучи арестованным, Гуревич не только не выполнил указаний «Центра» на этот счет, но и не предпринял действий с тем, чтобы проинформировать ГРУ о своем и других известных ему на 1943 г. провалах в резидентурах. Документов, подтверждающих прохождение инструктажа на случай провала, в изучаемых материалах на Гуревича не имеется.
8. ГРУ не располагает документами, свидетельствующими о том, что Гуревич осуществлял какие-либо действия по спасению резидентуры «Золя» и группы Движения сопротивления Лежандра («Виктор», «Старик»).
Как усматривается из архивных документов (материалы французского расследования), меры, предпринятые Гуревичем по освобождению из гестапо жены Лежандра, следует расценивать, как преднамеренные Действия гестапо по укреплению авторитета «Кента» в Рядах Движения сопротивления. Находясь под контролем гестапо, Гуревич не мог этого сделать без их ведома и помощи.

Т. 12. л д. 162, 163
Предупреждение Гуревичем Лежандра об опасности, возникшей в связи с произведенным арестом члена его организации Друбэ («Гектор»), следует расценивать как действие «Кента», направленное на укрепление доверия к нему. Такая необходимость вызывалась тем, что Лежандр и «Отто» имели к тому времени непроверенные сведения о причастности Гуревича к агентуре гестапо. Более того, сам арест «Гектора», который знал о работе «Кента» на гестапо, был произведен из-за боязни разоблачения Гуревича.
9. Сотрудники зондеркоманды в Париже Паннвиц, Кемп и Стлука были действительно доставлены в июне 1945 г. в Москву вместе с Гуревичем и переданы в распоряжение МГБ СССР. Как уже отмечалось (п. 6), Паннвиц, Кемп и Стлука дали согласие перейти на нашу сторону в результате целенаправленных действий ГРУ в процессе ответной радиоигры с гестапо через Гуревича. Поэтому нельзя считать, что «Кент» их завербовал, хотя внешне его действия и похожи на вербовочные. В ходе ответной радиоигры «Центр» постоянно проводил такие комбинации, которые создавали видимость у немцев в заинтересованности советской стороны иметь среди высокопоставленных немецких офицеров лиц, могущих оказывать помощь в разгроме фашистской Германии и ее спецслужб. Им гарантировалась полная безопасность и сохранение прежних постов, работы в будущем. Данные обстоятельства, а также неизбежность разгрома фашизма, боязнь ответственности за совершенные преступления сыграли основную роль в том, что Паннвиц, Кемп и Стлука изъявили желание прибыть с Гуревичем в СССР и захватили с собой важные для советской военной разведки документы.
Приложение: Ксерокопии подтверждающих документов РКСС/И-4013 от
н/вх 1643 на 136 листах.
Совершенно секретно только адресату.
Первый зам начальника Главного
Разведывательного Управления
Генерального Штаба
Контр-адмирал БАРДЕЕВ
Tags: ГРУ, Гуревич, Красная капелла, разведка
Subscribe

  • (no subject)

    Черная метка арабским автократиям Что означает публикация ФБР материалов расследования событий 11 сентября Надежда Глебова, научный сотрудник…

  • (no subject)

  • (no subject)

    The 28 pages…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments