Размышления с обвинительным уклоном (jim_garrison) wrote,
Размышления с обвинительным уклоном
jim_garrison

Category:

Стратегия напряженности. Рождение технологии.

     Народовольческий терроризм вызвал в качестве естественной реакции усиление противодействия полиции, совершенствование ее методов. В этих условиях быстро выдвинулся Георгий Порфирьевич Судейкин. Фирменным стилем Судейкина стала перевербовка народовольцев и использование агентуры среди революционеров. 
     Любая вербовка предполагает ведение диалога вербуемого и вербовщика. В случае революционеров речь шла в том числе об идеологической перевербовке, а это предполагает идеологичский диалог, попытки убедить друг друга, отстаивание своих ценностей. 
     В 1881 году устанавливается идеологический диалог между членом "Народной воли" В.П.Дегаевым и Судейкиным, которые пытались взаимно распропагандировать друг друга. В.П. Дегаев был уполномочен на контакт членом Исполнительного комитета "Народной воли" Златопольским. Народовольцы надеялись, впрочем не особенно сильно, получить "нового Клеточникова". Игра в кошки-мышки закончилась формально вничью - никто никого не перевербовал, но сразу после Судейкин полностью разгромил московских народовольцев. Считается, что В.П. Дегаев попал в двусмысленное положение и его старший брат также народоволец отставной штабс-капитан С.П.Дегаев (далее - Дегаев) пошел на сотрудничество с Судейкиным, чтобы тот отпустил младшего. В.П.Дегаев эмигрировал в Северную Америку. 
     С вербовкой Дегаева у Судейкина в руках оказался очень мощный инструмент. Есть некоторые сложности с определением момента вербовки, сам он утверждал, что произошло это в конце 1882 года, однако есть обоснованное мнение, что произошло все значительно ранее.
     В ночь на 5 августа 1882 года Судейкин произвел крупнейшую операцию в Петербурге: арестовано сто двадцать человек. "В Петербурге не осталось ни одного члена Исполнительного комитета, центральный кружок - основная сила "Народной воли" - оказался обезглавленным одним ударом" (Ф.М.Лурье. "Политический сыск в России", стр.170-171).
     В результате разгрома "Народной воли" часть уцелевшего политического руководства (Тихомиров, Ошанина) эмигрировали, а Фигнер осталась в России и резко повысила статус Дегаева, посвятив его во все связи с региональными подразделениями "Народной воли", включая Военную организацию. Организованный, после ареста в ноябре 1882 года, Судейкиным побег также повысил статус Дегаева в "Народной воле". 10 февраля 1883 года была арестована Фигнер и Дегаев оказался наиболее крупным руководителем  "Народной воли" в России. 
     Итак, "Народную волю"  разгромили: политическое руководство за границей есть, но практически вся работа внутри страны посредством агентов находится под контролем полиции. 
     Далее произошло следующее. В сентябре 1883 года в Швейцарии Дегаев признался Тихомирову в провокаторской деятельности. По поводу причин, мотивов и прочих обстоятельств случившегося есть разные мнения, но по факту Дегаев не только рассказал о своей роли в разгроме "Народной воли" (хотя по мнению многих преуменьшил ее), но рассказал также о мотивах и планах Судейкина. Тихомиров пишет:
     Нужно заметить, что отношения выскочки-сыщика к верхним правительственным сферам, вообще, не отличались особенным дружелюбием. Он и пугал их и внушал им отвращение. Судейкин—плебей; он происхождения дворянского, но из семьи бедной, совершенно захудалой. Образование получил самое скудное, а воспитание и того хуже. Его невежество, не прикрытое никаким светским лоском, его казарменные манеры, : самый, наконец, род службы, на которой он прославился, все шокировало верхние сферы и заставляло их с отвращением отталкивать от себя мысль, что этот человек может когда-нибудь сделаться «особой». А, между тем, перспектива казалась неизбежной. В сравнении с массой наших государственных людей, Судейкин производил впечатление блестящего таланта. Мужи совета и дела сами это прекрасно чувствовали и начинали все больше тревожиться за свои портфели, за свое влияние на царя и на дела. Отвращение и страх создавали таким образом постоянную оппозицию против Судейкина. Его старались держать в черном теле. Он же со своей стороны глубочайшим образом презирал всех этих мужей совета и в своих честолюбивых стремлениях не считал для себя слишком высоким какое бы то ни было общественное положение. Ему, которого не хотели выпустить из роли сыщика, постоянно мерещился портфель министра внутренних дел, роль всероссийского диктатора, державшего в своих ежовых рукавицах бездарного и слабого царя. Разлад между радужной мечтою и серенькой действительностью оказывался слишком резок. Судейкин всеми силами старался разрушить такой «узкий» взгляд на себя и постоянно добивался свиданья с царем. Толстой употреблял напротив все усилия не допустить его до этого, и действительно— Судейкин во всю жизнь так и не успел получить у царя ни одной аудиенции, не был даже ни разу ему представлен. Толстой на этот счет — человек ловкий и на своем поставить умеет. Судейкин из себя выходил, но ничего не мог сделать, постоянно наталкиваясь на невидимую руку, оттиравшую его от царя. «Если бы мне увидать Государя хоть один раз, говорил он с досадой, я бы сумел показать себя, я бы сумел его привязать к себе», и он ненавидел гр. Толстого всеми силами души.
     В общей сложности — Судейкин напрасно рвался на дорогу государственного деятеля. Его постоянно держали в узде, и обходили даже наградами. Он получал ордена, получил даже аренду, но его упорно не допускали до чинов, т. е. до самого главного, чего он добивался. Это, конечно, было самое действительное средство благовидным образом загораживать выскочке путь к высоким должностям, и Судейкин за пять лет службы, полной блестящих успехов, мог возвыситься из капитанов всего только в подполковники. Он ждал производства в полковники хотя бы после коронации, во время которой за ним все так ухаживали. Боязнь допустить повышения Судейкина оказалась, однако, более сильною, чем опасение его раздражить. Спаситель Poccии получил всего- навсего Владимира 4-ой степени и, разумеется, буквально взбесился. Под влиянием таких-то столкновений у Судейкина рождаются планы, достойные действительно времен семибоярщины или бироновщины. Его упорно преследовала соблазнительная мечта, которую он весь последний год жизни лелеял, как Валленштайн свой план измены, не решаясь приступить к осуществлению этих дерзких замыслов, но не решаясь и расстаться с ними.
Он думал поручить Дегаеву под рукой сформировать отряд террористов, совершенно законспирированный, от тайной полиции; сам же хотел затем к чему-нибудь придраться и выйти в отставку. В одном из моментов, когда он уже почти решался начать свою фантастическую игру, Судейкин думал мотивировать отставку прямо бестолковостью начальства, при которой он де не в состоянии добросовестно исполнять свой долг; в другой такой момент Судейкин хотел устроить фиктивное покушение на свою жизнь, причем должен был получить рану и выйти в отставку по болезни. Как бы то ни было, немедленно по удалении Судейкина, Дегаев должен был начать решительные действия: убить гр. Толстого, великого князя Владимира, и совершить еще несколько более мелких террористических фактов. При таком возрождении террора — понятно, ужас должен был охватить царя; необходимость Судейкина, при удалении которого революционеры немедленно подняли голову — должна была стать очевидной, и к нему обязательно должны были обратиться, как к единственному спасителю. И тут уже Судейкин мог запросить, чего душе угодно, тем более, что со смертью Толстого — сходит со сцены единственный способный человек, а место министра внутренних дел остается вакантным... Таковы были интимные мечты Судейкина. Его фантазия рисовала ему далее, как, при исполнении этого плана, Дегаев в свою очередь делается популярнейшим человеком в среде революционеров, попадает в Исполнительный Комитет пли же организует новый центр революционной партии, и тогда они вдвоем — Судейкин и Дегаев — составят некоторое тайное, но единственно реальное правительство, заправляющее одновременно делами надпольной и подпольной России: цари, министры, революционеры — все будет в их распоряжении, все повезут их на своих спинах к какому-то туманно-ослепительному будущему, которое Судейкин, может быть, даже наедине с самим собою не смел рисовать в сколько-нибудь определенных очертаниях...
 
     Тихомиров от имени партии амнистировал Дегаева при условии, что тот поможет убить Судейкина. 16 декабря 1883 года в квартире Дегаева в Петербурге Судейкин был ранен из револьвера Дегаевым и забит ломами  народовольцами Конашевичем и Стародворским.
     Так неудачно закончилась попытка организовать "стратегию напряженности" силами инспектора С.-Петербургской секретной полиции подполковника Георгия Порфирьевича Судейкина.
     Заинтересованные лица узнали о произошедшем из публикаций Тихомирова и следствия проведенного, по факту убийства Судейкина, тем более, что большинство участников убийства Судейкина были арестованы. Технология была описана, отрефлектирована.
     Почему же все так неудачно кончилось для Судейкина?
     Во-первых,  за Судейкиным не было идеи и способной эту идею реализовать политической силы. Все, чего он хотел, почести и карьерный рост. Ради чего должен был выполнять его указания Дегаев? Если только из страха, то Дегаев и так вышел из ситуации, спася себе жизнь (он эмигрировал с стал с США профессором математики). Сам Судейкин на окружающих производил впечатление человека умного, но беспринципного и, соответственно, не был привлекательной харизматической личностью. 
     Во-вторых, Дегаев не подошел на предначертанную ему роль. Нормальный человек может пойти в террористы, убивать кого-то ради политических идей. Может и выдавать революционеров охранке ради спасения отечества от террористов. Но одновременно убивать и предавать и все ради карьеры Судейкина - надо быть весьма специфическим человеком, каковым, скорее всего, Дегаев не являлся. 
     А теперь представим себе политическую силу, которая хочет что-то изменить, но имеет для этого ресурсов в рамках нормального  политического процесса. Силу, которая обладает позициями в госбезопасности, которая подбирает подходящего человека на роль руководителя "особого отряда террористов". Есть ли у такой силы шансы на успех? История дала утвердительный ответ.

 

Tags: Дегаев, Народная воля, Судейкин, Тихомиров, провокации, стратегия напряженности, терроризм
Subscribe

  • Все суть приоритеты

    ... отношение Бронетанкового управления к импортируемым машинам ожидает быть лучшим. Ответственные работники БТ и MB KA не могут определенно…

  • (без темы)

    Новость про идею французов продавать Украине в кредит для начала 6-12 Dassault Rafale можно рассматривать с нескольких ракурсов. Например, есть…

  • (без темы)

    18-я Воздушная армия (бывшая Авиация дальнего действия) на май 1945 года. Четко виден будущий апокрифический ответ Сталина Туполеву на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments

  • Все суть приоритеты

    ... отношение Бронетанкового управления к импортируемым машинам ожидает быть лучшим. Ответственные работники БТ и MB KA не могут определенно…

  • (без темы)

    Новость про идею французов продавать Украине в кредит для начала 6-12 Dassault Rafale можно рассматривать с нескольких ракурсов. Например, есть…

  • (без темы)

    18-я Воздушная армия (бывшая Авиация дальнего действия) на май 1945 года. Четко виден будущий апокрифический ответ Сталина Туполеву на…