Размышления с обвинительным уклоном (jim_garrison) wrote,
Размышления с обвинительным уклоном
jim_garrison

Categories:

"Рязанские учения". Запоздалый ответ.

     Вокруг взрывов домов осенью 1999 года наблюдается сплошная экзальтация и аффектация. Вот как будто террористическая активность или даже действия по осуществлении стратегии напряженности начались именно в 1999 году. Как будто не было акций по дестабилизации обстановки и провокации межнациональной розни в 80-е причем практически одновременно во многих республиках СССР, к слову, к одному из персонаже обвиняемых в стратегии напряженности осени 1999 года, есть куда более обоснованные претензии по событиям в Баку. Как будто не подбадривали "неведомые" снайперы милицию, народ и даже спецслужбистов в 1993 году. Вот уж казалось бы поле для расследования, тем более, что кое-кто из снайперов элитной воинской части был убит в гражданской одежде, а командир этой части получил по итогам событий Героя России.  Ан нет. Только городские легенды сочиняют.
     Внимание к 1999 году на этом фоне явно какое-то запредельное. Вот начнешь про терроризм разговаривать даже и с предельно компетентными людьми и на тебя тут же и вывалят по очереди: "взрывы домов", "рязанские учения", Путин.
     Нет, собственно в том, чтобы ради прихода к власти Путина, сторона, которая его двигала, устроила бы взрывы, особо невозможного ничего нет. В той коалиции были разные люди, некоторых и людьми-то назвать сложно. Проблема однако в том, что политические события 1999 года были обусловлены конфликтом этой коалиции с другой коалицией Примакова-Лужкова и там были люди столь же достойные. И если "Путину" можно приписать мотив "маленькой победоносной войны", то "Примакову-Лужкову" можно приписать мотив нагнетания страха перед войной. Вот в газете "Версия" (sapienti sat!)  тогда главный редактор в заглавной колонке громогласно заявлял "Путин - это война!". Т.е. по большому счету стороны утверждали одно и то же "Путин - это война", но одни надеялись этим тезисом убедить россиян голосовать за него, а другие - против. Получается, что и та, и та сторона вполне могла подкрепить свои тезисы чем-то более серьезным.
     Это, что касается вариантов "стратегии напряженности". Однако существовала и существует вполне реальная террористическая угроза исламистов и следствие по взрыву домов пришло к вполне конкретному джамаату. И если вариант "стратегии напряженности" тут дискуссионен, то следы исламистов отчетливы. Утверждения, что исламисты не имели мотивов ("зачем это чеченцам?") сомнительны. Это могло делаться хотя бы для того, чтобы показать уязвимость страны для террористических атак. В обществе существовали вполне определенные настроения, отрицающие саму возможность успешной войны, а с учетом еще и террористической опасности, чем теракты  не шанс склонить настроения в свою сторону, особенно учетом того, в стране политический раскол?
     Итак, я говорю о сомнительности того, что тезис "Путин взорвал дома" - тезис доказанный. Не определена политическая направленность взрывов. И мне следует вопрос "Что значит не определена политическая направленность взрывов в 1999 году? А политическая направленность "учений" в Рязани тоже не определена?" Т.е. контекст такой, что уж по Рязани-то точно все ясно, доказано. Тогда я по ряду причин не ответил, но лучше поздно, чем никогда.
     Так, на эту тему написано довольно много статей, сняты телепередачи (для изучения возьмем "Независимое расследование") и фильмы (возьмем "ФСБ взрывает Россию" он же "Покушение на Россию"), в книге Фельштинского и Литвиненко "ФСБ взрывает Россию" рязанским учениям посвящена глава. Что нужно отметить. В "Независимом расследовании" авторы программы своего мнения прямо не высказывают, но передача четко простроена таким образом, чтобы создать впечатление доказанности подготовки ФСБ реального взрыва, а в других указанных источниках об этом говорится открытым текстом.
     Утверждается, что 22 сентября 1999 года сотрудники центрального аппарата ФСБ осуществляли подготовку к подрыву дома в Рязани, ул. Новоселов 14/16. Они заложили вечером взрывчатку (три мешка из-под сахара по 50 кг) в подвал дома. Однако взрыв был предотвращен, поскольку проживающий в доме Картофельников заметил подозрительную а/м с заклееным бумагой номером региона, и позвонил в милицию. Приехавшие сотрудники милиции извлекли взрывчатку из подвала (мешки со взрывчаткой, один из которых был разрезан и там находился взрыватель). В ходе проведения экспресс-анализа взрывотехник местного УВД Ткаченко определил наличие гексогена (пары гексогена в обнаружены с помощью газоанализатора при проведении экспресс-анализа на месте), попытка произвести пробную детонацию не удалась. Все восприняли ситуацию как предотрвращенный теракт. 24 сентября 1999 года местное УФСБ получило данные о подозрительном звонке в Москву (в кабинет на Лубянке или по другой версии на номер, который обслуживается той АТС, которая обслуживает здание центрального аппарата ФСБ) и было готово задержать террористов. И только тогда глава ФСБ Патрушев объявил об учениях. Задержанных террористов передали сотрудникам центрального аппарата ФСБ, туда же передали все вещественные доказательства. После чго улики были или уничтожены или скомпроментрированы. 
     Таким образом, получается, что местные службы милиции и ФСБ предотвратили теракт, взяли террористов, поймали центральный аппарат ФСБ за руку.
     Доверять в этой связи можно только тем доказательствам, которые были собраны на самой первоначальной стадии, собранные местными службами, поскольку они заинтереснованы в предотвращении теракта, а вот центральный аппарат ФСБ и местные службы после обработки в центре - заинтересованы в фальсификации. Что ж этот подход имеет право на существование, посмотрим как он реализуется. А вот с этим беда. 
    В этой конструкции есть две настолько очевидных дыры, что даже как-то неловко за ее авторов и апологетов.
     Во-первых, Картофельников в ходе "Независимого расследования" (этот фрагмент есть также в фильме) четко указывает, что именно вызвало его подозрение в машине и побудило позвонить в милицию: непорядок с номерами.
"Навстречу седьмая модель, новенькая "семерка". Я смотрю сразу на номера: у нас такой и серии в Рязани нет. Потом смотрю, может новые номера появились, смотрю,где регион должен быть - 62, рязанская, потом смотрю - не то, бумагой заклеено, бумажка. Что-то не то, надо звонить, Зашел домой - позвонил"
 
     Итак, "террористы" выбрали именно тот способ действия, который гарантировано привлекал бы внимание окружающих: несоответствие серии и региона, номер заклеен бумагой. 
     Второе. Авторы конструкций "ФСБ взрывает Россию" категорически защищают взрывотехника Ткаченко, о котором впоследствии высокие чины ФСБ начали говорить, что он неверно определил наличие паров гексогена, поскольку пользовался загрязненной аппратурой. Да, действительно атака на профессионализм Ткаченко выглядит довольно несуразно.В книге пишется: 
Экспресс-анализ находящегося в мешках вещества, произведенный с помощью газового анализатора, показал "пары взрывчатого вещества типа гексоген". Ошибки быть не могло: приборы были современными и исправными, а квалификация специалистов, проводивших исследования, высокой.
     Но тут возникает другая проблема: Ткаченко не удалось произвести пробный подрыв.
"Взрывотехники инженерно-технологического отдела милиции УВД Рязанской области под руководством начальника отдела старшего лейтенанта милиции Юрия Ткаченко за одиннадцать минут обезвредили бомбу и тут же, примерно в 11 вечера, произвели пробный подрыв смеси".
     Не получилось и тут же сами авторы начинают того же самого Ткаченко учить профессионализму.
Он не вызвал детонации то ли из-за малого количества пробы, то ли из-за того, что саперы взяли пробу вещества с верхних слоев, тогда как основная концентрация гексогена могла находиться внизу мешка.
     Тут бы авторам или крестик снять или предмет нижней одежды надеть: либо Ткаченко профессионал и знает как проводить экспресс-анализ и пробный подрыв, либо он непрофессионал, не умеет проводить пробный подрыв, ну уж тогда и к его экспресс-анализу могут быть претензии.
     Тут хотелось бы уточнить слова авторов про подрыв "тут же". В "Коммерсанте" от 24 сентября 1999 года написано о предотвращенном в Рязани теракте (номер от 24 сентрябя, когда выступит Патрушев с заявлением об учениях, элементарный тайминг показывает, что номер готовился до этого заявления): "Килограмм вещества, изъятого в доме, взрывотехники вывезли на свой полигон, расположенный в семи километрах от города. Там они попытались подорвать его с помощью детонатора, также изготовленного из охотничьего патрона, но взрыва не произошло. По предположениям специалистов, террористы неправильно рассчитали пропорции, смешивая взрывчатку с сахаром". 
     В "исследованиях" полно еще дыр, но и эти явно показывают: никаких доказательств попытки взрыва в Рязани нет. Т.е. то,что это были не учения - скорее всего, в части же подготовки взрыва, его не то, чтобы не доказали - доказано обратное - взрыв не готовили. Готовили что-то иное. Есть "липовая" скрытность террористов, есть "липовая" взрывчатка. Что настоящее? Только медиаэффект и психологическая травма рязанцев.
     Нетленные же труды по сему поводу видных "расследователей" Литвиненко, Фельштинского, Гольдфраба, Ю.Мухина и прочих светочей подлежат изучению того, как можно зарабатывать деньги путем  перелицовки чужих предвыборных материалов и управления общественным мнением под видом независимых расследований. 
 

 

Tags: 1999, Литвиненко, Фельштинский, рязанские учения, стратегия напряженности
Subscribe

  • (no subject)

    Четыре-пять лет назад северокорейская ядерная проблема была в топе международных проблем. "Северокорейское военно-техническое чудо" поставило…

  • (no subject)

    Люттвак жжет (эксперты Валдайский клуба, видео) по переговорам Ким - Трамп. На вопрос, какие основания полагаться на то, что при новой…

  • (no subject)

    — Спасибо, господин президент. Я бы хотела задать вопрос в продолжение вопроса Стива. Он спросил, в какие сроки будет осуществлена денуклеаризация…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments