Размышления с обвинительным уклоном (jim_garrison) wrote,
Размышления с обвинительным уклоном
jim_garrison

Categories:

Про "советские танковые орды"



СССР произвел за время Холодной войны (этот период примерно совпадает с послевоенным временем) около 100 тыс. средних, тяжелых и основных танков. Это довольно много и с определенного времени столь массовое производство считается необоснованным.

При этом, кто сознательно, а кто не вполне, но многие создают иллюзию многократного превосходства производства танков в СССР над потенциальными противниками.

Вот как строит логику Шлыков в своих знаменитых описаниях боданий с ГРУ по поводу оценки американского танкового потенциала:

Надо сказать, что американский танковый парк к началу 1974 года насчитывал всего 8226 танков (в 5-6 раз меньше, чем у СССР), из которых лишь 5049 были современными танками М60. Остальные 3177 машин были типа М48 постройки 1953-1959 годов, часть из которых была оснащена огнеопасными бензиновыми двигателями.

За точку отсчета взят 1974 год, поскольку война Судного дня 1973 года с танковыми сражениями, массовым эффективным применением ПТУР показала сколь огромными являются потери танков в современной войне. Американцы стали пытаться резко нарастить производство танков - "минимум в 5-12 раз" - и далее Шлыков показывает как плохо это у них получалось.

В это же самое время знаменитый главный конструктор и шеф ХКБМ Морозов пишет в дневнике о ситуации в СССР:

16.11.73.
С прекращением выпуска танков Т-62 в Тагиле, резко сократился общий выпуск машины для армии. Практически остался только наш завод.
За 2 .. 3 года создастся своего рода «вакуум», который очень опасен для обеспечения боеспособности. К тому же, учтя большие потери на Ближнем Востоке, где за пару дней каждая сторона теряет почти годовую программу машин (600..800) штук (???) вопрос с производством машин может стать очень серьезным. Это обстоятельство, очевидно, не прошло не замеченным в «верхах» и, как следствие, почувствовалось общее «потепление» со стороны Заказчика и внимание к нашей работе. Ожидается увеличение программы для нас вдвое и ограничение введения изменений.
По слухам, УВЗ должен выпустить в 1974 году – 300 машин, в 1975– 600 и в 1976 – выйти на уровень 1200. Очень волевые цифры! Нелегкая, скорее не реальная задача.

17.11.73.
Ой, как просчитались «наверху»! Получилась «дыра» года на два .. три с пополнением машин. А тут еще Ближний Восток, который надо питать, а там как в мясорубке перемалывают наши машины. Мы тоже нескоро сможем поднять выпуск, да он и не перекроет выпуска УВЗ, который «выпал» на ближайшие на 2–3 года.
Все это усугубилось еще и тем, что в производстве и войсках будет два типа равноценных танков, что осложняет все этапы производства и эксплуатации, снижает боевую готовность войск.
Возникает весьма серьезный вопрос: «Как будем выпутываться из этого тупика?»
Вот до чего довела тупость и слепое упрямство Заказчика, его вмешательство во все дела производства и конструкции, абсолютное недоверие конструкторам.
Нам предлагают удвоить выпуск в 1974 году, но это не так просто сделать, если не будет изменено отношение к нашему изделию и к заводу со стороны Заказчика и его служб. Нельзя в такой ситуации продолжать «валяться в ногах» у Заказчика.


Если у СССР 5-6 кратное превосходство в танках, а у потенциального противника еще и 40% парка устаревшие машины (у нас-то, очевидно, сплошь новье), часть из которых была оснащена огнеопасными бензиновыми двигателями, то чего переживать? Параноики какие-то, право слово.

Однако, если мы посмотрим на производство средних, тяжелых и основных танков всех типов стран НАТО и некоторых других стран за тот же период, что и СССР, то мы увидим, что никакого 5-6 кратного превосходства в танках у СССР не было. В США (М46, М47, М48, М60, М103, Абрамс), ФРГ (Леопард-I-II), Великобритании (Центурион, Чифтен, Челленджер и менее массовые модели) , Франции (АМХ-30), Израиля (Меркава) и прочих странах-потенциальных противниках* было произведено более 60 тысяч средних, тяжелых и основных танков, видимо цифра ближе к 65 тысячам. Опыт ближневосточных войн показал, что никакого особенного качественного превосходства над формально менее современными танками противника советские танки не имеют.

Более того, с 1969 года СССР находился в прямой военной конфронтации с КНР. Производство в КНР за тот же период оценивается не менее чем в 15 тысяч танков. При этом СССР в свое время поставил в КНР 3 тысяч танков Т-54/55.

Таким образом, соотношение по производству танков с противниками где-то 80 тысяч танков против 100 тысяч**, 4:5 в пользу СССР, то есть в СССР было больше танков, чем у потенциальных противников, но о кратном превосходстве и речи нет. При этом СССР компенсировал своим танковым превосходством превосходство потенциального противника в авиации на европейском ТВД, его превосходство там же в ТЯО, а в случае с Китаем численный перевес последнего.

Советское руководство осознавало, что Запад превосходит СССР в экономическом, а значит и мобилизационном потенциале, а по советской военной доктрине еще с 20-х годов ХХ века мобилизационному потенциалу придается огромное значение. Экономический потенциал трансформируется в военный. Да, с развитием систем вооружений гражданскую промышленность все сложнее переводить на их производство, упрощенные формулы перестают работать. Шлыков, конечно, прав, когда пишет о безбожном завышении потенциала американского танкостроения "прямо сейчас". Однако предполагать, что более промышленно развитая держава в мобилизационном режиме не сможет превзойти менее развитую в массовом производстве систем вооружений, то есть, что экономическое превосходство перестанет трансформироваться в военное, - странно. Это всего лишь вопрос времени и иных ресурсов.

Поэтому в СССР, во-первых, хотели иметь больше танков, чем потенциальный противник в мирное время, для чего наращивали производство и бережно хранили на случай ядерного апокалипсиса даже снятые с производства устаревшие модели. Во-вторых же, закладывали в экономику бОльшую способность к переводу на военные рельсы.

Проблема этого подхода не в том, что у потенциального противника было многократно меньше танков или многократно меньше мощности танковой промышленности и СССР поэтому зря спалил ресурсы.

Проблема в ином, СССР допустил иную ошибку.

Все эти массы танков нужны были для войны, которой с определенного момента уже не могло быть. Как пишет Кокошин, советские группировки в Европе создавались для наступательных операций, которые руководство страны считало невозможным политически начиная с 60-х годов. Да и моделирование войны на европейском ТВД с применением ЯО показало, что дивизии исчезают десятками в течение дня.
Вот с этой точки зрения и нужно оценивать советское танковое производство. Да, 100 тысяч танков СССР не было нужно. Но по иным основаниям:)

* Нужно учитывать также наличие на европейском ТВД целого ряда стран с малопонятным поведением и/или меняющейся внешней политикой. Это Швеция, Австрия, Финляндия, Югославия, Албания.
** Цифры взяты очень "на глазок", поправки приветствуются, но вряд-ли соотношение выйдет за рамки между 3,5-4,5 к 5, что для целей этого текста не особенно существенно. Естественно, не все произведенные сторонами танки поступали в свои армии, все стороны много танков экспортировали, причем не только союзникам-сателлитам, но и "на сторону", на коммерческих основаниях.
Tags: военная стратегия, вооружение, ядерное сдерживание
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments