Размышления с обвинительным уклоном (jim_garrison) wrote,
Размышления с обвинительным уклоном
jim_garrison

Category:

Советские учения 1961-1964 гг с отработкой применения СЯС

КРАТКИЙ ОБЗОР УЧЕНИЙ СССР 1961-62 ГГ. С ОТРАБОТКОЙ ПРИМЕНЕНИЯ ЯО И УЧАСТИЕМ РВСН

Источник:
Ракетные войска стратегического назначения: истоки и развитие. Военно-исторический труд. Под общей редакцией генерал-полковника Н. Е. Соловцова.
М.: ЦИПК, 2004. – 320 с.: ил.

Выдержка из главы IV «Зарождение и развитие теории стратегического использования РВСН»:

«…В течение 1961 г. Генеральным штабом ВС была проведена целая серия оперативно-стратегических, фронтовых, оперативных, командно-штабных, войсковых учений с участием соединений и частей РВСН, двухстепенных военных игр и учений на картах, в том числе при взаимодействии с армиями стран Варшавского Договора.
Так, в соответствии с планом основных мероприятий по оперативной подготовке на 1961 учебный год в период с 20 по 25 мая 1961 г. Главным штабом Ракетных войск была проведена двухстепенная военная игра на картах с руководящим и профессорско-преподавательским составом высших учебных заведений РВ.
На нее были привлечены командование и профессорско-преподавательский состав Военной инженерной академии имени А. Ф. Можайского, Артиллерийской инженерной академии имени Ф. Э. Дзержинского, Ростовского высшего артиллерийского инженерного училища, Рижского высшего артиллерийского инженерного училища, Харьковского высшего авиационно-инженерного училища.
Игра была проведена под руководством начальника ГШ РВ генерал-полковника М. А. Никольского. Перед игрой были поставлены следующие основные учебные цели:
1. Уточнение объема задач и последовательности работы штабов армии, корпуса и дивизии при управлении войсками в операции начального периода войны.
2. Повышение уровня оперативной подготовки руководящего состава вузов РВ.
3. Выработка наиболее рациональных методов планирования материально- технического обеспечения действий воск ракетной армии и ракетного корпуса.
Замыслом игры был предусмотрен срыв внезапного нападения противника, расположенного на одном из континентальных ТВД путем нанесения по его объектам массированных ракетно-ядерных ударов. На 23-ю ракетную армию (ВИА имени А. Ф. Можайского) возлагалась зада поражения 226 объектов, на 41-й отдельный ракетный корпус (ВАИА им. Ф. Э. Дзержинского) – 52 объекта. Все объекты для удобства поражения были распределены по шести районам. К их уничтожению было спланировано привлечение 92 стартов ракет средней дальности и 36 стартов МКР (к этому времени в составе РВСН было всего 18 стартов МКР). Продолжительность действий РВСН была запланирована в течение двух суток. За это время 23-я ракетная армия должна была привести пять пусков ракет и 41-й отдельный ракетный корпус (ОРК) – три пуска, для проведения которых было отпущено 460 РСД и 108 МКР.
Игра была проведена в два этапа. Задачами первого этапа были уточнение плана по нанесению ракетно-ядерных ударов и планирование материально-технического обеспечения (МТО) РА и РК, задачей второго этапа – нанесение первого РЯУ и МТО в ходе операции. При этом был рассмотрен вариант нанесения упреждающего ракетно-ядерного удара по противнику, готовому к агрессии, за несколько часов до ее начала. По результатам игры было рекомендовано иметь следующие оперативные документы: график пусков, карту правления войсками, карту объектов поражения с легендой, график подготовки частей к пускам, план оперативного и боевого обеспечения, карту оценки радиационной обстановки, таблицы оценки эффективности РЯУ, план МТО, схему проводной и радиосвязи и боевые распоряжения.
Выводы, сделанные по результатам игры, подтвердили назревшую необходимость глубокого изучения и разработки вопросов стратегического использования (боевого применения) РВСН и централизованного управления применением РВ. Кроме этого, одну из ведущих ролей в гибкости принятия решения в динамично изменяющейся обстановке должна была играть инициатива командира дивизии, командующего армией, ГК РВ, что позволило бы наиболее правильно и быстро решать поставленные задачи.
При изучении характера поражаемых объектов, обращает на себя внимание тот факт, что из 52 объектов 41-го ОРК более 70% – это военно-промышленные объекты, авиабазы стратегических бомбардировщиков и стартовые площадки ракет. И более 60% задач на заданном ТВД предполагалось решать по условиям игры ракетами средней дальности.
Результаты игры нашли свое воплощение в практике отработки вопросов использования РВ при ведении операции начального периода войны на сопредельном ТВД. Так, на территории ГДР с 24 мая по 2 июня 1961 г. было проведено оперативное командно-штабное учение со штабами Группы советских войск в Германии и Народно-национальной армии ГДР (ГСВГ и ННА ГДР). Учением руководил Главнокомандующий Объединенными Вооруженными Силами стран Варшавского Договора (ГК ОВС ВД) – первый заместитель министра обороны СССР Маршал Советского Союза А. А. Гречко.
Особенностью учения вилось то, что в его ходе на соответствующем оперативном фронте было проведено войсковое учение. Ничего вымышленного в ходе учения не допускалось. Были взяты реальные силы сторон, существующие в то время на ТВД.
Войска «западных»: 19 дивизий, 250 различных установок ядерного ору¬жия, 400 ядерных боеприпасов, 2 ударных авианосца, 19 подводных лодок, 2 ударных крейсера, более 150 мелких кораблей различных типов, 1200 самоле¬тов 2-го и 4-го отдельных тактических авиационных командований.
ГСВГ и ННА ГДР – «восточные»: 26 дивизий (из них 6 ННА), 140 различ¬ных установок ядерного оружия, 380 ядерных боеприпасов, 34 подводные лод¬ки, 36 эсминцев и более 170 мелких кораблей, 2 полка и 1 дивизион ракет, более 1000 самолетов.
Применение ядерного оружия в полосе одного фронта планировалось общей мощностью 15 млн тонн (389 ядерных боеприпасов). Оценивалось, что применение такого количества боеприпасов неизбежно вызовет большие потери в личном составе и боевой технике, массовые разрушения и радиоактивное зараже¬ние местности на огромных площадях. Если учесть предусмотренные к примене¬нию «западными» 410 ядерных боеприпасов общей мощностью 16 млн тонн, то эти параметры увеличились бы вдвое.
Главным результатом учения стало признание ядерного оружия основным средством поражения в будущей войне.
В качестве первостепенного был определен начальный период войны, как решающий в захвате стратегической инициативы и достижении конечной побе¬ды в войне. Кроме этого, была подтверждена необходимость планирования всех действий войск и сил армий содружества заблаговременно в мирное время. Хо¬дом и результатами учения была доказана необходимость рассредоточенного содержания войск (из 26 дивизий ГСВГ и ННА ГДР – 14 попадали в зону радио¬активного заражения своих же ядерных взрывов). В ходе учения впервые был обозначен подход к постановке задач Ракетным войскам: «задачи должны ста¬виться не вообще, а конкретно, с указанием объектов, их координат, мощности ядерного заряда, вида взрыва, порядка и времени нанесения удара».
В результате учений еще раз была подтверждена необходимость централи¬зованного планирования использования ядерного оружия, так как общая поста¬новка задач ракетно-ядерным средствам «...привела к нанесению условно 12 ядер¬ных ударов, большая часть из которых по противнику не попала. Исправляя по¬ложение, было нанесено еще 16 наземных ядерных ударов без учета того, что в зону радиоактивного заражения попадают свои войска. Командование фронтом стало отказываться от принятого решения о нанесении наземных взрывов, заяв¬ляя, что они наносили воздушные».
Приведенные в выступлении Маршала Советского Союза Р. Я. Малинов¬ского эпизоды учения подчеркивали высочайшую ответственность командую¬щих за применение столь грозного и дорогостоящего оружия, определяли необ¬ходимость документального оформления любого решения, связанного с экс¬плуатацией и применением ракетно-ядерного оружия.
С 5 по 15 октября 1961 г. под руководством ГК ОВС ВД Маршала Совет¬ского Союза А. А. Гречко было проведено командно-штабное учение «Буря» с участием и действием штабов на реальной местности, охватывающими запад¬ные области Советского Союза, территорию ПНР, ЧССР, ГДР. Кроме того, возможные боевые действия войск и сил флота изучались на территории ФРГ, Да¬нии, Бельгии, Франции, Балтийском и Северном морях.
Одной из важных задач, решаемых на учении, было исследование воз¬можности использования ракетно-ядерного оружия в начале войны. Рассматри¬вался вариант встречного массированного ракетно-ядерного удара (в 12 часов 05 минут 6 октября первый массированный РЯУ «восточных», в 12 часов 08 ми¬нут 6 октября массовый запуск баллистических ракет и взлет стратегической авиации «западных»). Действия войск на фронте в 700 км (от Балтийского моря до северных границ Австрии) приняли форму, по замыслу учения, форму встречных сражений.
Учения выявили недостаточность своевременного обеспечения разверты¬вания и подготовки к ударам Ракетных войск, особенно в ходе операции при решении войсками крупных оперативных задач (на учении в сражение вводи¬лось сразу три фронта). Ракетные соединения, участвующие в операции, должны были быть готовы к нанесению ударов раньше, чем войска начнут выдвижение непосредственно на рубеж ввода. Развертывание войск фронта должно было на¬чинаться с развертывания ракетных частей, вооруженных оперативно-такти¬ческими ракетами и ракетами средней дальности, и прикрываться силами РВСН. Важным представлялся вопрос взаимодействия, который встал очень остро при организации военных действий стратегического масштаба.
Кроме этого, в ходе учений изучался вопрос нахождения РВСН в различ¬ных степенях боевой готовности и их боевых возможностей с соответствующи¬ми временами готовности к пуску. Был сделан вывод о том, что 30-минутная го¬товность не давала возможности упреждения противника в нанесении удара. На учении отрабатывался вопрос назначения основных и запасных позиционных районов. С точки зрения подготовки был сделан вывод, что они должны быть равнозначные. Удаление запасного от основного определялось в 30-40 км. Сле¬дует отметить очень важный факт по составу участвующих в противоборстве сторон ядерных средств. А именно: «восточные» – 1003 ядерных боеприпаса (из них ракетами планировалось применить 85%, авиацией – 15 %); «западные» – 1200 ядерных боеприпасов (из них ракетами – 30%, авиацией – 70%). Кроме это¬го, применением «восточными» стратегических ракет (соотношение 3 : 1 к «западным») и дальней авиации обеспечивалось поражение противника на всю глу¬бину ТВД.
В соответствии с планом оперативной подготовки в период с 19 по 22 но¬ября 1961 г. с Главным штабом, управлениями и службами РВСН, штабами ар¬мий, корпусов, дивизий и полков Ракетных войск было проведено оперативно-стратегическое командно-штабное учение «Стрела» с целью проверки прохож¬дения команд и сигналов от Главного штаба Ракетных войск стратегического на¬значения до стартовых позиций ракет, а также совершенствования методов управления РВ при подготовке и в ходе боевых действий. Генералы и офицеры ГШ РВ, штабов армий, корпусов, дивизий и полков получили практические на¬выки в планировании боевых действий и управлении войсками при подготовке к боевым действиям и в ходе боевых действий.
На учение привлекались штабы двух армий, пяти корпусов, одного УАП, 32 дивизий и 72 полков.
Материалы учения показали, что боевые действия Ракетных войск должны быть спланированы заранее. Планом применения войск по замыслу учения пре¬дусматривалось уничтожение 974 объектов в 10 районах.
Продолжительность действий РВСН была запланирована в течение двух суток. За это время предусматривалось проведение трех РЯУ ракетами средней дальности и двух – межконтинентальными. Всего было отпущено на ведение боевых действий 1708 ракет, из них Р-12 – 894, Р-14 – 90, Р-16 – 712, Р-7А -12. Здесь, как и ранее, рас¬сматривался наиболее вероятный встречный удар («западные» проводили пуски стра¬тегических ракет по боевым порядкам РВ и другим объектам «восточных» в 4 часа 45 минут, а «восточные» – в 4 часа 50 минут). При оценке эффективности поражения в этом случае был сделан вывод о том, что в такой ситуации мы теряли 30% стартов.
Учение подобного масштаба проводилось в Ракетных войсках впервые и в ходе его впервые представилась возможность практической проверки основных положений боевого применения РВ в начальный период войны, сроков выпол¬нения поставленных задач и других важных проблем теории и практики исполь¬зования РВ в начальном периоде войны, правильности взглядов на вопросы управления РВСН в ходе боевых действий.
На этом учении был впервые запланирован резерв Главнокомандующего РВ в количестве 88 ракет и также впервые был отработан вопрос изменения за¬дач первого ракетно-ядерного удара со снятием 27 объектов и планирование уничтожения 39 новых. Изменение задач проводилось параллельно с приведени¬ем Ракетных войск в готовность № 1.
Из опыта проведения ОС КШУ «Стрела» было ясно, что для срыва напа¬дения агрессора необходима более высокая, нежели у противника, боевая готов¬ность и соответствующие боевые возможности Ракетных войск.
В качестве теоретического определения первого ракетно-ядерного удара была использована формулировка, принятая в ходе учения – «первый ракетно-ядерный удар – это удар, который наносится одновременно всеми РВ в услови¬ях, когда его подготовка и осуществление проводятся до удара противника, не успевшего нанести свои удары по нашим войскам и объектам страны».
Под одновременным ударом предлагалось понимать одновременный пуск ракет всеми стартами РВ в точно установленное время «Ч». Хотя не исключа¬лась возможность для согласования времени «Ч» в операциях с участием других видов Вооруженных Сил понимать одновременность удара как «одновременные ядерные взрывы на объектах противника».
Было достигнуто понимание и того, что в случае, когда противнику уже удалось произвести пуск ракет по нашим объектам, совершенно необязательно, да и нецелесообразно добиваться одновременности удара всеми боеготовыми стартами. В этом случае, выполняя сигнал Генерального штаба, должна была даваться команда на немедленное нанесение ракетно-ядерного удара по готов¬ности стартовых подразделений. Таким образом, следующий вывод из опыта учений позволял определить два способа боевого применения РВСН: первый – путем нанесения первого РЯУ во время «Ч» и второй – немедленное нанесение РЯУ по готовности стартовых подразделений.
Уточнение планирования ракетно-ядерных ударов в ходе боевых действий и перенацеливание ракет на другие объекты показали, что в мирное время должен быть определен перечень условий, в которых необходимо уточнять задачи группировки РВ, и к выполнению задачи перераспределения объектов между стартами необходимо привлечение командиров дивизий, корпусов, командую¬щих армиями и их штабов.
Таким образом, впервые в Ракетных войсках делалась попытка решения проблемы перенацеливания ракет, и опыт проведенного учения подтверждал на¬стоятельную необходимость дальнейшего глубокого изучения и практической отработки этого важного вопроса.
Проведенное учение указало на необходимость заблаговременного созда¬ния в полках, корпусах, армиях и в целом РВ сети запасных командных пунктов. Кроме этого, опыт учения подтверждал вывод о необходимости привлечения научных кадров академий, институтов и училищ к детальному исследованию способов поражения Ракетными войсками подвижных объектов (в условиях того времени это было возможным с применением ядерных боеприпасов очень большой мощности – 10 и более Мт).
По результатам учения был сделан важный теоретический вывод, что ра¬кетно-ядерные удары являются особой формой стратегической операции.
В апреле 1962 г. Генеральным штабом Вооруженных Сил было проведено командно-штабное двухстепенное полевое учение «Дунай» с участием вооружен¬ных сил ВНР, Румынии и Советского Союза на территории Венгерской Народной Республики, на фоне которого было проведено учение с войсками. В них принима¬ли участие штабы и части Венгерской и Советской армий. Руководил учениями ГК ОВС ВД Маршал Советского Союза А. А. Гречко. Учение проводилось с целью преподать практику командующим и штабам в организации перегруппировки войск на большие расстояния, в подготовке и ведении наступления в начале войны, реше¬нии вопросов, связанных с применением атомного и водородного оружия.
В составе центрального фронта «восточных» были представлены три ра¬кетные бригады, дивизион большой дальности и 10 дивизионов тактических ра¬кет. Для выполнения ими поставленной задачи по поражению запланированных объектов было выделено 150 ядерных боеприпасов общей мощностью свыше 11,5 Мт, всего 41 ПУ, что обеспечивало нанесение одновременно 41 ракетно-ядерного удара на всю оперативную глубину.
В ходе учения в качестве основной формы применения ядерного оружия был принят немедленный массированный ракетно-ядерный удар. Однако в ходе учения его не получилось. Фактически было применено (по учению) только две ракеты, да и то по объектам, которые не могли оказать решающего влияния на переход войск фронта в наступление.
В разборе учения были отмечены большие затраты времени на выработку и оформление решений по нанесению ядерных ударов и доведению задач до ра¬кетных частей. Войска противника за это время могли сменить дислокацию, и удар пришелся бы по пустому месту. Один из важных выводов, который был сделан в ходе учения, – необходимость теснейшего взаимодействия Сухопутных войск и РВСН, особенно при сочетании применения ядерных и обычных средств поражения.
В сентябре 1962 г. Генеральным штабом Вооруженных Сил СССР было проведено на территории Дальневосточного и Забайкальского военных округов командно-штабное учение «Тайфун». Проведенное учение не было обычным командно-штабным в том понимании, как это было принято считать. По сущест¬ву оно включало ряд учений оперативных объединений различных видов Воо¬руженных Сил, объединенных единым замыслом. Из стратегических средств были привлечены соединения и части РВСН. Учение проводилось в тот период, когда по решению Советского правительства все Вооруженные Силы были при¬ведены в полную боевую готовность. Это решение было продиктовано собы¬тиями на Кубе, так как действия США носили в это время открыто агрессивный характер и были направлены на дальнейшее накаливание международной обста¬новки.
В соответствии с замыслом КШУ основой военных действий были при¬знаны ядерные удары стратегическими средствами. В качестве начала военных действий был определен первый ракетно-ядерный удар. Всего в первом ядерном ударе было запланировано 198 ядерных взрывов общей эквивалентной мощно¬стью около 200 Мт. По объектам заокеанской территории планировалось нане¬сение ударов 40 стратегическими ракетами.
В ходе учений был проведен учебно-боевой пуск ракеты Р-12 на расстоя¬ние 1700 км по одному из островов Курильской гряды. Ракета имела отклонение по дальности 250 м и по направлению 780 м, т. е. фактически попала в цель. Оценивая результаты планируемого удара, предполагалось, что после первого РЯУ «жизнь страны, подвергшейся удару, была бы полностью парализована».
Результатами учения были подтверждены как мощность ракетного оружия, так и его уязвимость от ударов противника. Министр обороны СССР на разборе учения поставил задачи: добиться абсолютной готовности соединений и частей РВСН; научиться немедленно производить первый залп всеми боеготовыми ПУ, быстро готовить их для проведения второго и последующих пусков; резко сокра¬тить сроки подготовки ракет к пуску, повысить надежность пусков, точность на¬несения ракетных ударов и живучесть ПУ от ядерного оружия противника…».
https://vif2ne.org/nvk/forum/arhprint/1970882
---


КРАТКИЙ ОБЗОР УЧЕНИЙ СССР 1963-64 ГГ.С ОТРАБОТКОЙ ПРИМЕНЕНИЯ ЯО И УЧАСТИЕМ РВСН

Источник:
Ракетные войска стратегического назначения: истоки и развитие. Военно-исторический труд. Под общей редакцией генерал-полковника Н. Е. Соловцова.
М.: ЦИПК, 2004. – 320 с.: ил.

Это еще одна выдержка из главы IV «Зарождение и развитие теории стратегического использования РВСН»:

«…Выводы. Сделанные из опыта участия РВСН в операции «Анадырь», в дальнейшем были воплощены в практическую деятельность Ракетных войск.
С 12 по 20 апреля 1963 г. были проведены командно-штабные учения «Старт» и проверка боевой и политической подготовки личного состава. На учении был проверен целый ряд новых положений по вопросам боевого применения ракетных частей и соединений, в частности проведение пусков ракет РВСН в ходе приведения войск в высшие степени боевой готовности. Сама отработка приведения РВ в повышенную или полную боевую готовность была проведена «в накладку», т. е. последовательно.
На учения привлекались управление одной армии, штабы всех дивизий, 7 штабов полков и ртб, 11 боевых расчетов (8 наземных и 3 шахтных). В соответствии с замыслом КШУ первый залп был запланирован во время перехода с одного графика подготовки ракеты на другой (за 10 минут до занятия готовности №1). И чтобы уложиться в установленное время, боевым расчетам наземных дивизионов необходимо было совмещать часть операций и тем самым уменьшать время на подготовку пуска ракет.
Результаты этого учения подтвердили несостоятельность требования о 5 степенях боевой готовности для Ракетных войск (№4, повышенная, №3, №2 и №1) и целесообразность перехода к трем степеням боевой готовности (постоянной, повышенной, полной). Основными отличиями между ними было исходное положение личного состава и техники. Так, в постоянной готовности ракеты первого залпа должны были находиться в хранилищах, головные части – в сооружении в степени готовности №4, в повышенной – ракеты первого залпа с пристыкованными ГЧ установлены на пусковые столы и наведены на цель, в полной – ракеты заправлены и готовы к пуску.
В ходе КШУ были определены и сформулированы сложные условия для действий частей и подразделений РВ:
проведение подготовки ракет к пуску сокращенным составом боевых расчетов (один номер боевого расчеты выполняет обязанности двух номеров или основные номера заменяются второстепенными или запасными);
подготовка к пуску и пуск ракет из запасного полевого района по сокращенным графикам и переход с одного графика на другой;
выполнение задачи личным составом при подготовке пуска в условиях сильного радиоактивного заражения позиционного района в средствах защиты;
подготовка ракеты к пуску в условиях ликвидации последствий ядерных ударов противника (ведется борьба с пожарами, расчистка завалов и т.д.);
сложными метеорологическими условиями для работы стартовых расчетов необходимо считать температуру ниже -20С и выше +30С, сильные осадки (дождь, ливень, снег, град), сильный туман с видимостью менее 10 м, сильный ветер, песчаные бури и грозовые разряды;
пуски ракет готовятся в условиях, когда есть неисправности в ракетной технике, устранимые силами расчетов.
Материалы и выводы, сделанные на этих учениях, нашли свое отражение и получили законную силу в Проекте по управлению РВСН, основное содержание требований которого было доведено начальников Оперативного управления ГШ РВ генерал-маором артиллерии А. Я. Поповым на сборах с начальниками штабов объединений и соединений РВ 4-7 июня 1963 г.
Положением было определено создание оперативных групп в армиях и корпусах (дивизиях) для управления восками, установлены три степени боевой готовности (постоянная, повышенная, полная). Определялись перечни основных документов, разрабатываемых ГК РВ и штабами армий, корпусов дивизий и полков. Время доведения распоряжений (сигналов) от ЦКП РВ до командных пунктов армий, дивизий, полков не должно было превышать 3 минут (по радио 1-2 минуты, по телеграфу 2-3 минуты). По проводным средствам связи время доведения сигнала до ПУ – не более 5 минут. А время докладов на ЦКП не более 8 минут.
Положением устанавливалось, что первый залп должен был проводиться в строго установленное время, передаваемое соответствующими сигналами или шифром из ГШ ВС или ГШ РВ.
Первый пуск по готовности пусковых установок должен был производиться также после получения соответствующего сигнала. В этом случае он производился по команде командира полка (отдельного дивизиона) по возможности залпами дивизионов или отдельными ПУ.
Первый залп (пуск по готовности ПУ) проводиться из любой установленной степени готовности, но в соответствии с утвержденным технологическим графиком. При задержке до 30 минут пуск проводился по команде командира полка, а при более длительной задержке – только с разрешения ГШ РВ. Управление последующими пусками ракет согласно плановой таблице боевых действий должны были осуществлять: в полках РСД – командиры полков, в полках МКР – командиры дивизий.
Второй и последующие пуски ракет должны были производиться в максимальном темпе пусками ракет или залпами дивизионов по команде командиров дивизий.
Положение определяло, что в ходе боевых действий планирование применением РВ должно было проводиться ГШ ВС. Главнокомандующий РВ ставил задачи на поражение внеплановых объектов или объектов, пуски по которым не состоялись, ракетами с резервных ПУ, предусмотренных плановой таблицей боевых действий. В этом случае боевое распоряжение ГШ ВС или ГШ РВ на выполнение боевых задач отдавалось непосредственно командиру рп (рд) с информированием командующего армией и командира корпуса (с целью сокращения времени).
В этом боевом распоряжении указывались номера объектов, пуски по которым отменяются, номера и координаты новых объектов поражения, шифры объектов поражения, тип заряда (номер), вид и высота взрыва, очередность поражения объектов, сроки готовности к выполнению задач.
В соответствии с требованиями приказа министра обороны СССР 1964 г. и директивы по оперативной подготовке на 1965 г. с профессорско-преподавательским составом Военной академии Генерального штаба была проведена научно-исследовательская оперативно стратегическая военная игра «Зенит». В связи со сложностью и важностью поставленных целей игра была организована как научно-исследовательская и проходила с ноября 1964 по май 1965 г. Руководил игрой Маршал Советского Союза М. В. Захаров.
Подобная игра проводилась в Вооруженных Силах впервые. Для Ракетных воск планировалось к применению 240 ракет в ядерном снаряжении общей мощность. 533,5 Мт. Это были 452 объекта на территории противника, разбитые по типовым группам: авиабазы и аэродромы – 117, военно-морские базы и порты – 70, ракетные базы и огневые позиции – 5, административно-промышленные центры и узлы дорог – 196, пункты управления, центры наведения и обнаружения – 48, склады ядерного оружия – 12, дивизионы ЗУРС – 28, дивизии – 16.
Все объекты располагались в 19 районах. В соответствии с замыслом в планировании ядерных ударов и выборе объектов поражения упор делался на головные части с очень большой мощностью от 1,5 до 3 Мт. Ядерные удары планировались по двум вариантам: все наземные (в первом варианте), основные – воздушные (во втором). Отдельные воздушные взрывы планировались по объектам, находящимся вблизи наших войск, или районам выброски десантов. В процессе игры рассматривалось два временных варианта нанесения ударов.
Первый вариант – первый залп 75% ПУ в «Ч» + 15 минут (встречный удар – старт наших ракет с 3 часов 50 минут до 4 часов 02 минут 15 апреля и поражение объектов противника с 4 часов 00 минут до 4 часов 15 минут. «Западные» проводили пуск с 4 часов 00 минут до 4 часов 15 минут, удар по нашим объектам с 4 часов 08 минут до 4 часов 23 минут).
Второй вариант – «западные» отставали от «восточных» на 20 минут и в третьем варианте «западные» упреждали «восточных» в нанесении удара на 20 минут. Второй залп планировался 22% ПУ в «Ч» + 4 часа 30 минут – 4 часа 45 минут. Оставшимися ПУ планировалось проводить одиночные пуски (на доразведку целей планировалось 2 часа).
Анализ построения ударов на учении позволял сделать следующие выводы: в построении первого РЯУ есть определенная закономерность, зависящая от двух основных факторов – целей, поставленных перед силами, наносящими удар и временем упреждения противника. Оба эти фактора следует рассматривать в тесной взаимосвязи. В решении задач первого ядерного удара удельный вес ударов РВСН наиболее велик, т. к. возможность использования оперативно-тактических ракет может быть ограничена в количественном отношении и разнесена по времени; необходимо исследовать вопрос о резервировании ядерных средств, обеспечивающем применение ракет по вновь выявленным объектам в минимально короткие сроки.
Во время игры изучался вопрос одновременности нанесения ракетно-ядерного удара (подобно ОС КШУ «Стрела»). В качестве основного варианта для Ракетных войск был принят одновременный (до определенной степени) старт наших ракет. Это определялось решением проблемы преодоления ПРО противника.
Одним из важнейших условий порядка организации признавалось планирование взаимодействия по нескольким основным направлениям. Первое – распределение ударов между соединениями и объединениями РВСН и других видов Вооруженных Сил, установление порядка и времени их поражения. Второе – уточнение времени поражения для видов Вооруженных Сил в первом ракетно-ядерном ударе объектов различными средствами. Третье – определение вида взрыва ядерного боеприпаса. Четвертое – установление времени и порядка перехода в наступление сухопутных группировок. Пятое – время применения и коридоры пролета авиации.
Во второй части военной игры наиболее интересна постановка вопроса о способе действий, который отождествлен со способом военных действий – это первый ракетно ядерный удар с последующим наступление сухопутной грумппировки. Здесь же первый ракетно-ядерный удар сам по сбе был определен как основной способ ведения боевых действий…».
https://vif2ne.org/nvk/forum/arhprint/1972006
---

Одна игра 1961 года отрабатывает применение "460 РСД и 108 МКР" при отсутствии МКР в реальности как таковых.

Учения "Стрела" 1961 года: "Всего было отпущено на ведение боевых действий 1708 ракет, из них Р-12 – 894, Р-14 – 90, Р-16 – 712, Р-7А -12.". В реальности Р-12 в три-четыре раза меньше, Р-14 только пошли в серию и к концу года их развернут в шесть раз меньше, чем запланировано в этих учениях. Рекорд, конечно, с Р-16. Идут испытания, в войска они пока не поступили, через год их будет два десятка, а тут уже семь сотен. На семь сотен МБР СССР выйдет к концу 60-х.

Если какой коварный шпион передает данные учений на Запад, то таки да, они должны подтверждать тезис, что именно Советский Союз обладает бесспорным превосходством в современных средствах доставки ядерного оружия, в том числе и в области межконтинентальных баллистических ракет.
Tags: СЯС, военная стратегия, ядерное сдерживание
Subscribe

  • (no subject)

    1. chasovschik Приговор Немного рефлексии: суд над Шовином у меня вызвал двойственные чувства. Копы, как и все прочие менты, народ очень…

  • (no subject)

    Если кто не знает, в политических и околополитических кругах в Москве скрытая, но сильная паника в связи с предстоящим посланием Путина парламенту.…

  • ... как на шею давит ошейник (с)

    Не забывай, и прочувствуй, волшебник То, как на шею давит ошейник Не забывай нас - ты слышишь, отшельник Иногда покидай Парнас У-у, у-у, у-у За…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments