Tags: трансформация Америки

(no subject)

Константин Сонин. ЛЕВЫЙ МАРШ БАЙДЕНА
Президент Байден, по манере, сильно отличается от того Байдена, который тридцать пять лет пробыл сенатором. Тот не мог закончить ответ, уложившись в отведенное время, и допускал обидные ляпы. Президент Байден в прошлую среду произнёс одно из самых ярких обращений к американскому конгрессу в последние десятилетия. Из-за того, что он обращался не к набитому, как это заведено было, залу, со всеми конгрессменами, министрами, судьями и обычной публикой, а к совсем небольшой группе людей - то есть, практически целиком, к телевизору, он впервые в американской истории использовал драматический шёпот, чтобы подчеркнуть простоту, обыденность, рутинность своих приоритетов. Но не надо поддаваться на обман: предложенный Байденом план - один из самых масштабных планов по расширению роли государства в американской истории. Сравнимый, разве что, с "Новым курсом" Рузвельта и "Великим обществом" Джонсона.

Collapse )

Половина присяжных по делу Шовина не белые. Однако это только часть истории.

Жюри присяжных, выбранное для суда над бывшим офицером полиции Миннеаполиса Дереком Шовином, обвиняемым в убийстве Джорджа Флойда, примечательно тем, что оно значительно менее белое, чем сам Миннеаполис.

Среди 12 присяжных и трех запасных, выбранных для жюри, есть трое Черных мужчин, одна Черная женщина и двое присяжных, которые идентифицируют себя представителями разных рас (multiracial). Если ни один из трех запасных - все они белые - не понадобятся (не будут нужны в комнате для совещаний), 50% жюри, которое будет решать судьбу Шовина, будет Черными или представителями разных рас.

В округе Хеннепин, где проводится судебный процесс, только 17% Черных или представителей разных рас, в то время как 74% белые.

Расовый состав жюри снимет некоторые опасения, которые активисты и другие участники выразили в связи с тем, что отбор присяжных начался две недели назад. Они считали, что недостаточно разнообразный (insufficiently diverse) состав присяжных подорвет веру людей в законность судебного процесса, рассматриваемого как критический момент в движении за расовую справедливость, которое убийство Джорджа Флойда помогло оживить прошлой весной.

Тем не менее, расовый состав жюри приукрашивает некоторые важные нюансы.

Collapse )


https://www.npr.org/2021/03/25/980646634/half-of-the-jury-in-the-chauvin-trial-is-non-white-thats-only-part-of-the-story

NPR сдержанно празднует промежуточную победу.

Пара технических замечаний:
1. NPR - очень крупное государственное радио, либеральный мейнстрим.
2. Применительно к расам слово Black/"Черные" с большой, а white/"белые" с маленькой - норма современного американского мейнстримного дискурса и в статье так.

Вообще, занятно, да, очень занятно. Прогресс, стартовавший с этого процесса, - не отводят за BLM, зато отводят за отрицательное отношение к протестам BLM.

(no subject)

Лучшая для демократов - с точки зрения идеи переформатирования политической системы в полуторапартийную - ситуация у республиканцев это де-факто раскол на респектабельную часть и популистов. При этом лучше всего, чтобы популистов возглавлял Трамп, который "виновен в подстрекательстве к мятежу", а респектабельных - "предатель" Пенс. Вариации могут быть, но логика должна быть такая. Вместо единой общенациональной партии - две геттоизированных группы под одним брендом.
Не трудно видеть, что оправдание Трампа в Сенате де-факто республиканцами в режиме "он виноват, но уже не президент и не может быть подвергнут импичменту" никак данному развитию событий не мешает.

Враги унутренние ... бунтовщики, стюденты, конокрады, жиды и поляки (с)



Если мы в США занимаемся профилактикой терактов типа 9/11, то первым делом мы берем под колпак потенциальных террористов. По степени потенциальной опасности прежде всего это радикальные исламисты суннитского толка, связанные с использующими терроризм исламскими движениями; далее просто радикальные исламисты; далее - мусульмане, среди которых также могут вызревать радикалы.

И первых, и вторых в масштабах Америки ничтожно мало и даже третьих очень мало, при этом почти всегда взгляды связаны с недоминирующей этнической или национальной принадлежностью.

Профилактика терроризма вещь далеко не безобидная и предполагает массовые, мягко говоря, ограничения прав человека. Но какой бы свирепой ни была совокупность антитеррористических мер, да даже, если это и паранойя и безумные репрессии, они не могут выйти за рамки предельной узких групп населения.

Теперь предположим, что тем же людям с теми же методиками поставили задачу борьбы с "внутренним" (domestic) терроризмом, который основан на "превосходстве белых" и проявлением которого был захват Капитолия.

Collapse )

p.s.

Collapse )

Томас Эдсолл (The New York Times/Opinion). Белый бунт

Как расизм, обиды, недовольство и страх перед снижением общественного статуса подтолкнули людей к насилию и беспорядкам 6 января.

Нет сомнений, что оголтелый расизм и ностальгия по превосходству белой расы стали одними из основных мотивов толпы сторонников Трампа, которая 6 января вверх дном перевернула Капитолий.

Но на этом не должна заканчиваться дискуссия о причинах произошедшего. Есть и другие требующие обсуждения вопросы, которые не оправдывают (и никогда не смогут оправдать) насилие и погромы, но помогают нам лучше понять ту смертоносную силу, которая на прошлой неделе совершила нападение на конгресс и готова нанести новый удар.

В свете случившегося это может показаться пустяком, но насколько важно для нашей жизни недовольство белых мужчин без вузовского диплома? Насколько невозможность для них конкурировать на равных с людьми, стоящими выше них на социально-экономической лестнице, фрустрирует этих белых мужчин? Как объяснить им, что это происходит из-за отсутствия у них должного образования? Насколько критично снижение ценности брака? И имеет ли это вообще какое-то значение?

Насколько опасно сочетание пессимизма и злобы, которые вызваны снижением общественного положения и авторитета? Что может еще больше усилить существующее отчаяние, это чувство невосполнимой утраты? Насколько трудно той или иной группе, будь она расовой, политической или этнической, смириться с утратой власти и статуса? Что подталкивает людей к отчаянным действиям, что формирует у них готовность верить наглой лжи?

Я задавал эти вопросы самым разным экспертам. В этой статье изложены и проанализированы их ответы.

Преподаватель социологии Нью-Йоркского университета профессор Барт Бониковски (Bart Bonikowski) сказал об этом весьма откровенно: "Этнонационалистические сторонники Трампа хотят вернуться в прошлое, когда белые мужчины считали себя основой Америки, а меньшинства и женщины «знали свое место». Поскольку для этого надо разрушить существующий общественный порядок, многие готовы идти на крайние меры, включая расовое насилие и бунты. Их действия становятся еще более опасными из-за непоколебимой веры в собственную правоту, которую усиливает президент, Республиканская партия и конспирологи правого толка. Они считают, что находятся на правильной стороне истории, будучи истинными защитниками демократии, хотя своими действиями эти люди подрывают ключевые демократические институты и угрожают ее стабильности."

Collapse )
---
---
---
С таким подходом скоро будем посмотреть, чего стоит Америка, основой которой перестали быть белые мужчины.

Йони Аппельбаум (Atlantic): Когда Америке придет конец. ч.2

начало

БОЙТЕСЬ СТРАХА БОГАТЫХ

Крах господствующей Республиканской партии в условиях трампизма является одновременно и результатом весьма специфических обстоятельств, и настораживающим отголоском других событий. В своем недавнем исследовании становления демократии в Западной Европе политолог Дэниел Зиблатт (Daniel Ziblatt) обращает внимание на решающий фактор, отличающий государства, достигшие демократической стабильности, от государств, которые стали жертвой импульсивных действий авторитарных личностей. Главной переменной была не сила или характер лагеря левых или сил, стремящихся к большей демократизации, а скорее жизнеспособность правоцентристских сил. Сильная правоцентристская партия могла бы отгородиться от более экстремистских движений правого толка, изолировавшись от радикалов, которые выступали против самой политической системы.

Левые отнюдь не защищены от авторитарных импульсов; некоторые из худших бесчинств XX века совершались тоталитарными левыми режимами. Но правые партии, как правило, состоят из людей, которые имеют влияние и положение в обществе. В рядах этих партий может быть несоразмерно большое количество лидеров — бизнес-магнатов, военных офицеров, судей, губернаторов, от лояльности и поддержки которых зависит правительство. Если группы, которые традиционно пользовались привилегированным положением, увидят будущее для себя в более демократическом обществе, считает Зиблатт, они с этим обществом согласятся и устремятся к нему. Но дальше Дэниэл Зиблатт делает грозное предупреждение: «Если консервативные силы сочтут, что из-за избирательной политики они будут навсегда отстранены от участия в управлении страной, они, скорее всего, полностью отвергнут демократию».

Collapse )
---
---
---
Хорошая статья ноября 2019 года для вхождения в проблематику последних американских выборов.

Йони Аппельбаум (Atlantic): Когда Америке придет конец. ч.1

Происходит тектонический демографический сдвиг. Сможет ли страна удержаться от распада?

Демократия зависит от согласия проигравших. На протяжении большей части XX века партии и кандидаты в США конкурировали на выборах с пониманием того, что поражения на выборах не являются постоянными, и их можно пережить. Проигравшие могли согласиться с результатом, скорректировать свои идейные концепции и коалиции и перейти к борьбе на следующих выборах. Идейные концепции и политика оспаривались, иногда яростно, но какой бы жесткой ни была риторика, поражение обычно не означало политического уничтожения. Ставки могли быть высокими, но они редко были экзистенциальными, то есть речь не шла о жизни или смерти. Однако в последние годы, начиная со времени перед избранием Дональда Трампа (и дальше все быстрее), это положение начало меняться.

ТРАМП КАК ГУРУ ВРЕМЕН НЕСТАБИЛЬНОСТИ

Collapse )